Японский меч

Японский меч

Image

Оружейники и Изготовление Мечей

Меч играл в японской культуре необычайно важную роль. Он являлся произведением искусства, символом многовековой традиции.

Меч был постоянной регалией власти, как корона в европейской культуре. Члены императорской семьи всегда носили при себе дорогие мечи длиной около 120 см (тати) со слегка изогнутым клинком. Рукоятку украшали бахромой. Меч свисал на искусно изготовленных шел¬ковой бахроме или ленте. Интересным представляется тот факт, что императрица, несмотря на свое «божест¬венное» происхождение, зачастую участвовала в изготов¬лении шелка, а император — в изготовлении мечей.

Мечи были обязательной частью наряда во время всевозможных торжеств. По случаю государственных праздников носили мечи хедзё-но-тати, а в религиоз-ные — гиндзе-но-тати. Самураи пристегивали два меча (длинный — катана и короткий — вакидзаши) острием вверх, что позволяло мгновенно вытащить их и нанести молниеносный удар. Этот прием состоял из нескольких десятков элементов и назывался иайдо.

В присутствии императора самураю нельзя было по¬казываться с мечом. Нанося визит служащему более высокого ранга, самурай заменял оба меча на один средней длины, называемый тисакатана.

Мечи, правда, деревянные, носили даже дети, однако форма и размер оружия определялись общественным или государственным положением отца. Женщины, как правило, не носили мечей, хотя девушки, принадлежавшие к знатному роду, всегда были вооружены коротким кинжалом кайкэн.

В доме самурая мечи находились на специальной стойке (катанакакэ), располагавшейся напротив входа, и зачастую представляли настоящие произведения ис¬кусства. Длинный меч гостя хозяин помещал на своей стойке. Жест доставания меча из-за пояса характеризо¬вал элегантность и изысканность самурая. Вакидзаши гость держал всегда при себе.

Все японские мечи делятся на три группы. Самые ценные — старые мечи (кото), изготовлены до 1573 года. Более поздние (синто) приходятся на период с 1573 года до конца эпохи Токугава. И третья группа (синсинто) — мечи, относящиеся к началу эпохи Мэцдзи и до настоя¬щего времени.

Оружейники

Известные оружейники (кадзи) занимали довольно высокое положение в общественной иерархии.

В эпоху Камакура центр производства мечей пере¬носится в поместье сёгуната. Здесь возникает художест¬венная и технологическая традиция, называемая сосю. Мечи, изготовляемые по тем образцам, на протяжении веков отличались несравненной остротой и красотой клинка. Из трех наиболее известных мечников того вре¬мени самый выдающийся — Мурамаса, хотя произведе¬ния Масамунэ и Юкимицу немногим уступали его изде¬лиям. О клинках мечей Мурамасы поэты слагали стихи.

Этот мечник, как и другие, прежде чем отдать оружие в руки заказчика, проводил несколько испытаний. Самое известное — испытание водой. Меч погружали в поток и по направлению к клинку пускали лист бумаги. Меч должен был разрезать ее на две части так быстро, чтобы бумага ни на секунду на задерживалась в потоке.

В XV и XVI вв. потребность в мечах намного возрос¬ла. Поэтому производство их упростилось. Готовый ме¬талл импортировался из Китая и Кореи. Оружейников, работавших традиционным методом, становилось все меньше и меньше. Самые прославленные из них получали особые материальные блага, и даже титулы непосредст¬венно от императора. В эпоху Токугава был известен центр производства в Эдо (Токио). Наряду с такими зна¬менитыми оружейниками как Умэтада Хёдзё, Хорикава Кунихиро и Кобаяси Кунисукэ пользовались авто-ритетом и Иноуе Синкай продолжатель традиции Масамунэ и Симосака Ясуцугу — оружейник, получивший право метить свои изделия знаком, изображавшим три листа мальвы, т. е. знаком рода Токугава.

В начале эпохи Мейдзи было запрещено публичное ношение холодного оружия. Вместе с тем старые способы изготовления мечей считались уже немодными. В этот период, естественно, было изготовлено небольшое коли¬чество мечей.

Однако некоторое время спустя такое положение дел стало беспокоить власти. С одной стороны, интенсив¬но милитаризирующаяся Япония нуждалась в подогре¬вании старых традиций любви к «суровой красоте войны», а с другой — японские ценители искусства и любители культуры подчеркивали огромное художественное значе¬ние исчезающего ремесла. В 1926 году при Императорс-кой академии искусств сгруппировалось несколько де¬сятков наиболее известных оружейников. Им была пре¬доставлена возможность продолжать работу над созда¬нием мечей, а также передавать мастерство своему по¬колению.

В период Второй мировой войны культура, как и тра¬диции, оказалась в одной упряжке с фашистской идеоло¬гией. Для всего мира японский меч стал на долгие годы символом фанатизма и зверства.

После войны, во время голода и дезорганизации об¬щественной жизни мечи за бесценок и в больших коли¬чествах вывозились в США. В Японии из двух миллио¬нов осталось только около ста тысяч. В то же время в коллекциях американцев их насчитывалось приблизительно в три раза больше.

Сейчас японские власти проявляют заботу о сохра¬нении традиций изготовления мечей, однако профессия эта считается все же исчезающей. Среди современных, оружейных дел мастеров, особенно популярен Миягуци Цунэтоси, который делает мечи лишь на заказ. И, не¬смотря на высокие цены, папка заказов расписана на ближайшие десятилетия.

Производство Мечей

Технология производства мечей известна лишь в об¬щих чертах, так как в прошлом тайны ремесла строго скрывались. Мечи, выполняемые даже в одной мастер¬ской, по качеству значительно отличались друг от друга, так как изготавливались на основе «чутья» ключевых этапов работы мастера. Температура воды при закали¬вании, метеорологические условия, отличительные свой¬ства примесей в стали часто определяли неповторимость отдельных экземпляров.

Для изготовления меча требовались мягкая сталь и крошки чугуна. Первый компонент содержал малое количество углерода, второй — большое. Повторяющий¬ся десятки раз процесс плавки этих составных частей и перековка давали возможность получения очень твердой углеродистой стали. Она затем преобразовывалась по виду в длинный желобок, в сечении похожий на латинс-кую букву V, в центре его протягивали металлический прут. Желаемую форму и длину лезвия формировали молотом. Неровность разглаживали скребком, а затем мелкозернистыми напильниками. В рукоятке делали от¬верстие для заклепки.

После этого наступала самая ответственная часть производственного процесса — закалка острия клинка. Ей предшествовал сложный церемониал с мытьем рук и переодеванием в праздничную одежду, рациональным зерном которого была глубокая мысленная концентра¬ция, ведь даже самая мелкая ошибка могла перечеркнуть эффект многонедельного кропотливого труда.

Клинок обволакивали смесью из глины, песка и по¬рошка древесного угля. Остро заточенной бамбуковой палочкой на клинке обозначали линию закаливания (хамон), вид и форму. Затем смесь ниже линии закаливания и на острие меча удаляли. Клинок разогревали до нужной температуры, которая определялась по цвету (соответствовал «цвету луны в июне или июле»), а потом опускали в воду с температурой «февральского потока».

На рукоятку наносились фамилия и титул мечника, наименование местности, где изготавливался меч, фа¬милия заказчика или название храма, по заказу которого выполнялось оружие.

Затем приступали к шлифовке, для чего использовали девять камней, каждый из которых был с более мелким зерном по сравнению с предыдущим. Полировка произ¬водилась так, чтобы отходы шлифовки не попадали между камнем и лезвием. При отделке использовалась очень мелкая пудра камней, в том числе и полудраго¬ценных. Эту часть работы ни в коем случае нельзя было делать в спешке.

Средние размеры клинка длинного меча составляли от 61 см до 100-105 см; среднего меча — не более 60 см. Кинжалы не превышали 30,5 см. У клинков катаны и вакидзаси ребро имело характерное направление (синоги).

Весь производственный процесс состоял в том, чтобы клинок был одновременно красив, эластичен и тверд.

Рукоятку вырезали из красного дерева и покрывали шершавой кожей акулы или ската. Позже ее оборачи¬вали шелковой лентой таким образом, что кожу ската можно было увидеть лишь через ромбовидные просветы. Заклепкой, крепящей рукоятку, служил специальный бамбуковый гвоздь, концы которого украшали малень¬кими, с тончайшим узором «пуговками» (мэнуки).

Ножны меча изготавливали из дерева магнолии. За исключением муфты, никакая другая часть клинка не должна была соприкасаться с внутренними стенками ножен. Деревянное ушко (куригата) служило для продевания через него декоративной ленты (сагэо).

Image

!