Додзе- место, где ищут путь

Дети и подростки, их воспитание и взаимоотношения с ними. Олег Иванович Добко, учитель истории и руководитель спортивного клуба «Доджо», мастер спорта, мастер киокушинкай каратэ (второй дан), тренер и судья национальной категории согласился побеседовать с намиhttp://naturnike.ru/images/photos/medium/ba5ee700376fdf6164b98d69cbd289b5.jpg на эту тему.

 

     Олег Иванович, у Вас большой стаж педагогической и тренерской деятельности?

 

     Я собирался заниматься наукой и никогда не думал работать в школе. В пединститут я поступил после армии, а до этого я закончил речное училище, работал на флоте, а потом… Когда произошла Чернобыльская катастрофа, я, еще будучи студентом исторического факультета, поехал с детьми в лагерь вожатым, и мне там настолько понравилось, что я решил посвятить себя учительской работе. До этого я даже не представлял себя в школе. Мои одногруппники сейчас профессора, политики, и я мыслил себя где-то там. Многие считают, что школа — это какой-то тупиковый вариант в карьере, а на Востоке говорят, что родители дают тело, а учитель дает душу. Учитель – главная фигура в педагогической деятельности. Мне кажется, что карьерный рост — не от учителя к министру образования, а совершенно наоборот. Например, Сухомлинский был академиком, а продолжал работать в простой сельской школе. Я занимаюсь тем, что мне нравится.

     Прошло уже девятнадцать лет с тех пор, как я начал преподавать в школе. А когда дети узнали, что я еще и «каратист», то сами предложили создать что-то типа секции. Тогда были очень модными военно-патриотические клубы, поэтому появился военно-спортивный клуб «Тайфун». Сразу пришло много ребят, но восточными единоборствами тогда нельзя было заниматься, это была статья криминального кодекса, поэтому мы занимались рукопашным боем, как подготовкой для службы в армии. Это был наш первый клуб, который мы открыли в 1988 году.

 

     Нам известно, что известный украинский йогатичер Роман Рокотел у Вас учился. Вы и йогу преподавали?

 

     Рома Рокотел тренировался у меня несколько лет, он был хорошим учеником по каратэ, но видимо, йога ему пришлась больше по душе, но и боец он был хороший. Тогда я на тренировках вводил элементы хатха-йоги, потому что сам ею очень увлекался, был вегетарианцем. Я и сейчас мясо употребляю очень ограниченно, а тогда долго не ел.

     Сейчас появилось много книг по йоге, в те времена этого не было, я йогу изучал по болгарской книге «Индийская йога», переведенной на украинский язык. Она мне очень нравилась, все так доступно, и как самоучитель равных ей не было. Еще в детстве меня очень поразил фильм «Индийские йоги, кто они?», мы с ребятами даже с уроков удрали, чтобы его посмотреть. Но, в конце концов, каратэ взяло верх.


 

 

 

     А где вы учились каратэ?

 

     Это было еще в советские времена, я учился сначала по книжкам. А, вообще, я с самого детства занимался спортом. Сначала это была классическая борьба, сейчас она называется греко-римская, потом было самбо, дзюдо, а потом уже каратэ, которым я занимался с шестнадцати лет. Занятия велись подпольно (был небольшой период, когда каратэ разрешили и даже провели три чемпионата Советского Союза, но потом опять запретили), тренировки стоили двадцать пять рублей в месяц и, чтобы заработать на тренировку и не брать деньги у родителей, приходилось разгружать вагоны. Служил я в спортроте в Узбекистане и там освоил основы восточного единоборства и рукопашного боя, там же тренировался у корейцев. Потом, уже в период независимости Украины, когда все это стало открытым и появилась возможность ездить в разные страны, к нам стали приезжать японцы. Я смог учиться непосредственно у мастеров — носителей этой культуры. А моим первым учителем стал Виктор Георгиевич Лященко – известный в мире киокушин каратэ мастер.

 

     Расскажите о том клубе, который существует сейчас.

 

     Спортивный клуб «Доджо» был создан на базе военно-стортивного клуба «Тайфун» в школе №31 и имеет филиалы в других школах Киева. Основная цель деятельности — это привлечение детей и молодежи к занятиям киокушинкай каратэ как одним из видов спорта, духовного и физического усовершенствования человека. Спортивный клуб «Доджо» входит в Международную организацию киокушинкайкан Тезука Групп, а также в Украинскую федерацию киокушинкай каратэ. Наши ребята принимают участие в спортивных соревнованиях, в разделах «кумитэ» (свободный поединок) и «ката» (техника формальных упражнений). В клубе тренируется более трехсот спортсменов в возрасте от пяти до пятидесяти пяти лет. Среди них чемпионы Украины, победители и призеры соревнований разных уровней. Ученики принимают участие в спортивных семинарах и сборах, каждое лето дети отдыхают и тренируются в спортивно-оздоровительных лагерях на берегу Черного моря и в Прикарпатье.

     Наш спортивный клуб „Доджо” является одним из лучших клубов киокушинкай каратэ в городе Киеве на протяжении последних лет.

     Конечно, организация не смогла бы существовать без поддержки родителей, государственных органов и некоторых замечательных людей, прежде всего, председателя Днепровского спорткомитета Евтушенко А.А., директора школы №31 Доброханской О.Ю., директора школы №42 и депутата Днепровского района Галактионовой Л.А. Причем, эти люди помогают нам потому, что им это действительно интересно.

 

     Что означает название клуба «Доджо»?

 

     »До» — это путь, «Джо» — истина. Место, где ищут истину, просветление. А в узком понимании — это спортзал. Основоположником стиля киокушинкай каратэ является Ояма Масутацу. Во всем мире существует несколько организаций киокушинкай каратэ. Переводится киокушинкай каратэ тоже очень романтично, как «общество искателей абсолютной истины». Из всех единоборств это направление относится к самым жестким видам единоборств, таким как тайский бокс и кикбоксинг. Вообще существуют разные виды каратэ, разные направления, разные стили, но мне по душе больше киокушинкай.

     На Украине существует несколько федераций киокушинкай каратэ. Я возглавляю не только клуб, а еще являюсь национальным представителем Международной организации Тору Тезука в Украине – бранч-чифом.


 

 

 

     Можно подробнее, что это значит?

 

     Бранч-чиф – это человек, которому японцы дают право быть носителем стиля, это решают только японцы, предоставляя право быть экспертом в этом стиле и принимать экзамены.

 

     Ваши ученики принимают участие в соревнованиях?

 

     Да, конечно, ученики нашего клуба участвуют во всех соревнованиях, начиная от районных, и несколько лет подряд наш клуб занимает ведущие места. Дети очень активные и стремятся выступать. Наши ученики входят в юниорскую сборную Украины и уже четыре года подряд участвуют во всех международных соревнованиях.

     Достижения — это здорово, но все-таки цель киокушинкай каратэ другая. Все мастера говорят, что соревнования — это не главное. Главное — воспитание человека.

 

     Каким образом?

 

     Через каратэ. Вот такой пример. Едем мы в прошлом году в Крым — мы тренировались в горах возле Алушты. Едет, как правило, около ста человек. Все удивляются: «Как вы с ними справляетесь?». На сто человек нас трое: я, врач и инструктор. И когда мы подошли к вагону, проводница схватилась за голову — дети! Дети — это плохо… Потом подходит ко мне и говорит: «У вас какие-то не такие дети… Не курят, не матерятся, пиво не заказывают, девчонки на коленях у ребят не сидят, не балуются, что это за дети?» Вот так. Когда говорят: «сейчас плохая молодежь», я этого не понимаю. Молодежь разная. Разные есть моменты в воспитании. Во многом виновато государство. Я только что вернулся из Будапешта, где мы участвовали в чемпионате Европы, и что мне бросилось в глаза — нигде нет молодежи с пивом. У нас, особенно по праздникам, просто идет спаивание молодежи. А там это запрещено, разрешено только в специально отведенных местах и с определенного возраста. У нас, к сожалению, запросто продают подростку пиво, водку, сигареты.

     Ребята, которые тренируются в нашем клубе совсем другие — это прекрасная молодежь!

 

     Что же вы с ними делаете?

 

     Делает система, я ничего не придумываю нового. Это то, о чем говорил великий педагог Макаренко — «воспитание коллективом». Те ребята, которые занимаются в клубе, ходят в походы, ездят в спортивные лагеря и на соревнования очень часто становятся другими. Многие из моих учеников выросли у меня на глазах.

     Любая система — это путь. Я не буду грешить на какие-то другие виды спорта, но именно в восточных единоборствах много внимания уделяется вопросам морали. Это и Доджо-кун – клятва, которую произносят по окончании тренировки о преданности, о том, что надо быть скромным и удерживаться от насилия. Спортсмен киокушин свято относится к тому месту, где он занимается, он заходит туда и говорит «ос», что в переводе означает «терпение».

     Хочу подчеркнуть, что неорганизованные ребята, которые к нам приходят, в том числе и драчуны, перевоспитываются коллективом. У нас можно сказать, «дедовщина» наоборот — старшие действительно помогают младшим. Если мы едем на соревнования, то старшие всегда помогают младшим, переживают за них. Если мы едем в спортивные лагеря, то старшие несут палатки, несут вещи малышей, помогают стирать и убирать.

 

     Сказка какая-то.

 

     Это действительно так. И мне приятно, что все мои ученики стали хорошими нормальными людьми. Не все спортом занимаются, но каратэ у них остается в душе. Киокушин — это воспитание характера, воли.

 

     Так все-таки, что же такое каратэ на Ваш взгляд?

 

     Каратэ — это прежде всего образ жизни. Это — дзен. Дзен, потому что правильное решение — мгновенное, не путем логического мышления, а сразу из подсознания — это так, потому что это так. Мне очень нравится выражение «говорящий не знает, знающий не говорит, истина передается от сердца к сердцу» — это чувствуешь! Дело не в словах. Сколько бы я не рассказывал, это надо почувствовать и показать своим личным примером. В каратэ развивается это чувствование, интуиция, это очень важно сразу принять нужное решение подсознательно. Через пот, кровь, боль, трудности наступает просветление.

     В каратэ можно продвигаться и по спортивным разрядам, и по линии каратэ — это десять разрядов «кю» для учеников и «даны» для мастеров. Можно заниматься каратэ, не ставя целью высокие спортивные достижения. Бывают ограничения по здоровью, например, у нас несколько детей занимается с астмой. Кстати, у меня тоже была астма года четыре, и я от нее избавился.

 

     Каким образом?

 

     Закаливания и каратэ. Я задыхался, ходил с баллончиком — это было в студенческие годы. Сначала был хронический бронхит, который никак не вылечивался, потом это перешло в астму. Я усилил закаливание, усилил тренировки, отказался от медикаментов, использовал их только в крайнем случае, когда были приступы. Спортсменов я тоже приучаю к закаливанию. Это и походы, и обтирания снегом.

     Сам я уже шесть лет занимаюсь моржеванием, и понял, что боязнь холодной воды чисто психологическая.

 

     А девочки у Вас тоже занимаются?

 

     А как же! Каратэ не портит красоту, а совершенствует ее. Девочки даже серьезнее относятся к тренировкам, чем мальчишки. Бывает, на тренировке пятьдесят человек, из них тридцать — девчонок. Они более самоотверженные и настойчивые в тренировках, целеустремленные. Они занимаются с особым рвением, особенно когда почувствуют победу, почувствуют, что у них получается, тогда они отдаются этому полностью. Моя дочь занимается каратэ с четырнадцати лет, кандидат в мастера спорта, была серебряным призером чемпионата Украины среди юниоров. Закончила Киевский национальный университет им. Т.Шевченко, по специальности китайская и английская филология.

 

     А как спорт влияет на учебу?

 

     Многие считают спортсменов ограниченными людьми. Скажу, что это далеко не так. Я закончил исторический факультет с отличием. Многие мои ученики – отличники в школах и университетах. Спорт мобилизует и организовывает человека.

 

     Что нужно для занятий каратэ?

 

     Каратэ, так же как и йога, не требует каких-то специальных условий. Когда ко мне родители приводят ребенка и спрашивают «что нужно, какие условия?», я отвечаю, что нужно желание. Тогда будут хорошие результаты. Часто после первых нескольких занятий родители спрашивают: «Ну как, будет с него толк?» Может это грубо, но в таких случаях я отвечаю: «Слушайте, когда вы его родили, вы спрашивали у акушерки — «ну что, будет с него толк, есть смысл?» Если глобально, то вообще, возможно, нет никакого смысла ни в чем, или наоборот, во всем смысл.

     Ребенок попадает в хорошую, нормальную среду для воспитания его характера, духа, воли, чувства ответственности.

     Коллектив развивается, если есть движение. У нас это движение все время. Сейчас мы готовимся к спортивному лагерю. Будем две недели под Алуштой. Только это не так, как отдыхают родители с детьми: комната, базар, пляж — этот треугольник. Это горы, экскурсии, тренировки. Когда ребенок поднимается на Димерджи, особенно, когда облака внизу — это супер! Или водопад Джур-Джур, Красные пещеры, Мраморные пещеры, Аю-Даг, Шанкая — все эти горы…

 

     Олег Иванович, что Вы можете сказать о поколениях? Вы уже долго работаете с детьми, насколько нынешнее поколение отличается от тех, которые были раньше? Нынешние дети другие?

 

     Нет. Когда говорят, что это плохое поколение, это говорят люди, которых молодежь пугает. Меня не пугают группы молодежи на улицах, потому что я знаю, как с ними общаться, с любыми — с трудными, с разными. И сказать, что они другие и время другое… Мне не нравится, что нет государственной поддержки детским спортивным клубам. Но когда мне говорят, что в советские времена поддерживали спорт, я отвечаю: «Я не знаю». Может, кого-то и поддерживали, но каратэ запрещали. Мне сейчас нравится. Сейчас открытость, возможность поехать куда угодно.

     Если родители заботятся о своем ребенке, то они обязательно приведут его в какой-нибудь спортивный клуб. Бывает, что люди ищут какой-то закрытой информации, какой-то еще совковой подпольности, секретности. У нас все открыто, никакой таинственности — пожалуйста, приходите, занимайтесь.

     Сейчас существует много спортивных клубов единоборств, а каким видом заниматься — это зависит от самого человека, его характера, к чему у него лежит душа, это внутреннее. Нельзя сказать, что одно направление хуже, а другое лучше. Я никогда не считал себя великим мастером, я всегда говорил: «Ребята, я тренируюсь, становитесь вместе со мной, давайте тренироваться вместе».

 

     В зале, где вы занимаетесь, висит портрет Оямы Масутацу.

 

     Да, некоторые говорят — идолопоклонничество. Киокушин каратэ — одно из самых массовых каратэ – им занимаются более пятнадцати миллионов человек в мире. Поэтому это дань уважения основателю традиции. Ученик должен равняться на своего учителя. А прогресс будет заключаться в том, что ученик будет лучше учителя. Я знаю мастеров, которые были лучше Оямы, во всяком случае не хуже Оямы, но Ояма дал каратэ широким кругам населения, он сделал каратэ доступным для всех. Причем сначала киокушин каратэ пошло в Штаты, потом в Европу, а потом вернулось в Японию. В Японии нужно было провести массу показательных выступлений, победить на многих соревнованиях, победить другие школы, чтобы доказать право на существование своей. Поэтому мы должны сказать спасибо этому человеку.

 

     Олег Иванович, Вы разный, когда преподаете историю в школе и каратэ в зале, или всегда один и тот же?

 

     Это такой хитрый вопрос. Воспитание в каратэ — это прежде всего воспитание воина, но в душе я демократ. Но и на уроках истории, и в спортзале я искренний, я не играю, не одеваю и не снимаю маски. Но если на уроке истории или обществоведения допускается и даже поощряется свободомыслие, дискуссия, то в каратэ — нет. Некоторые думают, что каратисты любят насилие – как раз наоборот! Ребята, которые тренируются, им уличные драки и хулиганство просто не интересны. Воспитание воина требует жесткости. Не жестокости, но жесткости. Нельзя допускать демократии на занятиях каратэ — это жесткая дисциплина, но без унижений. Баловство может привести к травмам.

 

     А какие используются меры наказания?

 

     В основном это физическое воздействие: отжиматься, приседать, — это всегда идет на пользу ученику. Еще такой момент — в каратэ практически все группы смешанные по возрасту. Когда мне говорит взрослый, что не будет заниматься вместе с детьми, я отвечаю, что его познания в каратэ такие же, как и познания ребенка. А если ему стыдно, что он не отожмется десять раз — это другой вопрос. А так, становимся все вместе и занимаемся.

 

     А почему группы смешанные?

 

     Когда я набираю группу, то очень тяжело работать, если все «с нуля» — нет среды. Не на кого равняться, дети не знают, как себя вести. В каратэ есть определенный этикет, который нужно соблюдать.

     И еще – сейчас новое поколение родителей. Они могут не только оплатить поездку ребенку на соревнования, но поехать с нами, помочь. Результат всегда хороший, когда есть взаимодействие – ребенок, родители, учитель, коллектив. Когда общее устремление. У всех у нас что-то есть, нужно только это найти, открыть. Не бывает, чтобы ничего не было, а проявляются способности в коллективе, только в коллективе можно узнать, какой ты человек.

 

     Какие советы Вы даете родителям по воспитанию детей?

 

     Это справедливость в отношении к ребенку. Мягкость, и в то же время строгость. Когда дети балуются, это нормальное состояние. Если щенок больной, он лежит себе, он грустный и несчастный. А если он здоровый, то хочет играться. Точно также и ребенок.

     Очень часто родители оберегают детей от самостоятельности и, когда я их вытягиваю в поход, родители в ужасе: как же они там постирают? Как постирают, так и постирают. Когда приедут домой, вы перестираете. Не надо давать четырнадцать трусов на каждый день, чтобы потом дома в машинку-автомат бросить.

     В школе есть проблема адаптации учеников младшей школы к старшей. Для детей-спортсменов такой проблемы нет. Они не боятся, они чувствует себя нормально. Бывает, приходят дети замкнутые, стеснительные, но проходит время и смотришь — это уже совершенно другой ребенок — веселый, озорной, даже не верится, что поначалу был замкнутым.

     Очень часто к нам приходят домашние дети. Куда пойти скромной и домашней девочке? В компанию на улице — она не может, в ночной клуб – тоже, но ей хочется куда-то пойти, ей хочется общаться. Она идет к нам и здесь находит друзей, интересное занятие. Они могут не участвовать в соревнованиях, не участвовать в аттестации, но они общаются в нормальной среде. Не обязательно стать спортсменом, но найти среду общения — это очень важно.

     У меня много тренируется детей, родители, которых тренировались здесь же. Меня это очень радует, значит, они оценили то, что им дал наш клуб.

     За время существования клуба уже сложились собственные традиции. Например, на Новый год мы собираемся и наносим столько ударов руками, какой по счету год наступает, в этом году две тысячи шесть ударов киа. Кто-то считает… Кимоно все мокрое. Мы входим в транс. Минут тридцать без остановки. Это настолько захватывает…

 

!