Закон производит гнев

Закон производит гнев

В конце второй книги в сжатом виде говорилось об энергии воли и ее разрушении.

Воля – это направленное, целеустремленное движение энергии любви. Воля любого человека свята, и ее нужно уважать. Ни один человек в глубине души не желает делать зло. Воля начинает творить зло, если человек не знает, что есть хорошо, а что – плохо.

Воля смелого человека реализуется. Воля испуганного человека не реализуется, поскольку страх отпугивает цель и становится злобой, а то и гневом. Злобой уничтожается добрая воля. Испуганный человек достигает цели силой или злобой, оправдывая себя тем, что для достижения цели все средства хороши. Если не миром, то силой. К тому же цель, достигнутая силой, может поначалу казаться на вид весьма привлекательной.

Почему человек испытывает гнев? Ведь можно бы жить припеваючи. И все же, как и почему возникает злоба? Если гнев пробуждается из-за отсутствия свободы, то куда эта свобода девается?

Время от времени ради собственного душевного покоя я открываю наугад Библию, чтобы узнать, что она хочет поведать мне сегодня. Как-то раз открыла страницу и сразу же на глаза попала фраза, которая гласила: «закон производит гнев». Секундное узнавание – и я ощутила себя счастливой. Счастливой оттого, что «изобрела велосипед».

Мои поиски и находки давно изложены в Библии. Я была счастлива, потому что сама, не читая Библии, пришла к тому же результату. Пусть ценой большого труда, но все-таки! Глупый человек, как водится, выбирает путь потруднее и позаковыристее, чтобы все испытать на своей шкуре и через это познать свою силу. Признание собственной глупости подняло мое достоинство в моих же глазах.

То, о чем я пишу, исходит из людских душ, и во мне систематизируется. Итак, я пишу: принуждение имеет следствием нежелание. Из нежелания вырастает еще большее принуждение, из него в свою очередь – сверхтребовательность, которая естественно приводит к неудовлетворенности. И желание быть лучше других, казалось бы, служит выходом из этого замкнутого круга, но на самом деле является началом нового замкнутого круга – создается вынужденное положение, которое заставляет быть еще лучше других, хотя следует знать, что никто не бывает ни лучше и ни хуже кого бы то ни было.

Пишу я столь же сложно, сколь сложно все это извлекается из подсознания людей, а следовательно, исхожу из усложнившегося уровня подсознания современного человека. Восприятие же жизни усложняется еще больше из-за того, что наш разум заблокирован страхом. А Библия, эта мудрейшая из книг, говорит просто и ясно: «закон производит гнев», призывая нас глубоко задуматься над смыслом этих слов и искать, как гнев уменьшить. Такие простые слова трудно осмыслить сразу.

Жизнь человека подобна винтовой лестнице в высотном здании, которая ведет с этажа на этаж и на каждом этаже носит имя этого этажа. Этажи различаются по высоте, и на них происходит разная деятельность. Возрождаясь в физическом теле, мы ступаем на первую ступень этажа и – поднимаясь ступень за ступенью с удобной для нас скоростью – достигаем потолка данного этажа. Затем мы покидаем этот этаж, то есть покидаем жизнь, с тем чтобы через некоторое время начать все сначала с низшей ступени следующего этажа.

Кто очень того хочет, тот в своей разумной настойчивости сможет научиться спускаться по этой лестнице вниз – в прошлые жизни. Либо подниматься по лестнице вверх в последующие. Чем меньше суеты, тем лучше Вы увидите то, что Вам необходимо. Чем терпимее Вы отнесетесь к увиденному, тем лучше поймете поучительность увиденного. Чем глубже Вы готовы уяснить жизненную истину, тем больше откроется Вашим глазам. Каждый получает то, что заслуживает на данный момент. В следующий миг, возможно, Вы заслужите большего.

Рядом с нашей лестницей много других лестниц, и мы видим, как по ним идут люди. Наши близкие – поближе, знакомые – подальше, чужие – еще дальше. Лестницы расположены так близко, что если кто-то оступится или устанет, то можно протянуть руку, чтобы поддержать или помочь подняться и уяснить, почему он оступился или устал, чтобы самому избежать подобного. Каждый идет по своей лестнице, по своему пути обретения мудрости, и может учиться на чужом опыте, чтобы удержаться на ступеньках.

Каждый человек имеет святое право быть хозяином на своей жизненной лестнице, даже если он ростом всего лишь с ноготок. Он вправе сам решать, как широко шагать и куда смотреть. Эта лестница ведет только вперед.

К сожалению, человечество, становясь все умнее, перестает считаться с правом других. Ради собственной цели с дороги, словно помехи, сметаются все законы природы и предаются забвению. Все спешат. Сначала нет времени, а вскоре уже и желания оглядеться вокруг. Лишь бы урвать то, что надо...

Соответственно, и родители тоже все больше относятся к ребенку как к своей собственности, ребенка можно оттолкнуть, если он мешает; с его помощью можно увеличить силу зрения, если нужно взглянуть подальше; опереться на него, если нужно забраться повыше, использовать в качестве подзорной трубы, рупора и слухового аппарата. Коротко говоря – современный ребенок является для родителей средством для их самореализации, исполнителем всех недоделанных ими дел.

Делай не делай, подай убери, иди не ходи, приходи не приходи, говори не говори, молчи –не молчи, играй –не играй, учись –не учись, ешь не ешь, думай не думай...

Дети не имеют права ни свободно дышать, ни думать своей головой, не говоря уже о том, чтобы что-то сделать. Их мнение никого не интересует. Слово родителей – закон. Дети постоянно действуют на нервы родителям и стараются не мешаться у них под ногами. Но и это родителям не нравится. Дети – без вины виноватые, которым никто не объясняет, в чем их вина.  Почему родители так поступают?

Потому что боятся. Боятся недоучить ребенка, боятся, что ребенок останется глупым, что станет позорить родителей своей глупостью, что по своей неумелости окажется неприспособленным к жизни, чем навлечет несчастье на себя и других... Родительским страхам нет конца. Коротко можно сказать, что родители боятся оказаться плохими родителями и не понимают, что человек получает то, чего боится. Становится плохим родителем, если перебарщивает своими благими намерениями.

Позитивный страх смелого человека ведет его вперед, благодаря ему совершенствуются разум и познание жизни.

Негативный страх испуганного человека приводит к тому, что и без того заторможенные мысли человека начинают метаться из крайности в крайность, и в итоге теряется разум.

Итак, есть два типа родителей:

I. Смелые родители.

II. Испуганные родители. Их два вида:

1)  те, кто детей не воспитывает,

2)  те, кто детей воспитывает. Их два вида:

А) родители, которые вынуждают детей жить родительской жизнью,

Б) родители, которые хотят прожить жизнь детей за них.

Не стану останавливаться на смелых, то есть уравновешенных родителях, так как они доверяют себе и ребенку, и потому проблемы у них мимолетные и легко разрешимые. Они разрешают маленькие проблемы и тем самым избавляют себя от больших. Они не боятся признаваться детям в своих ошибках, а дети не боятся делиться с родителями своими проблемами. Сообща они находят лучший выход из создавшейся ситуации. Увы, таких родителей становится все меньше.

Испуганные родители не доверяют себе – как же они тогда могут доверять ребенку. Ребенок вскоре осознает, что обращаться к родителям по серьезному делу не имеет смысла, так как в лучшем случае те лишь нагонят лишнего страха и начнут причитать, а в худшем начнут поливать отборной бранью и, припомнив былые промашки, станут уличать в смертных грехах. От крохотной искорки взорвется бочка с порохом. Таких родителей, к сожалению, становится все больше.

О них и поведем речь.

А. Родителям, которые вынуждают детей жить родительской жизнью, и в голову не приходит, что если они зачинают ребенка как наследника своего дела или состояния, то это все равно что затащить ребенка на свою лестницу жизни и заставлять его идти по ней ради материальных ценностей.

Протестующую совесть ребенка часто призывают к порядку словами: «Из-за твоего рождения я бросил(а) учебу или не смог(ла) учиться дальше. Из-за тебя мне пришлось похоронить свои мечты!» Так оправдывают собственную леность и бездействие. Так из-за чувства вины ребенок превращается в покорного и благодарного исполнителя родительских приказаний.

Общеизвестно, что доброе слово побеждает вражеское войско, и поэтому родители, желающие оставаться хорошими, стараются подкупить ребенка, чтобы тот плясал под их дудку. Если будешь хорошим, то получишь конфету, то куплю тебе игрушку, одним словом получишь то, что хочешь. В результате он приобретает все большую власть над родителями, которые хотели хитростью завоевать власть над ребенком.

Все отношения оказываются сведенными к одному уровню: если один получает что-то от другого, то другой от первого тоже получает что-то. Без получения ничего не дают. Если выдерживает кошелек, то родители и дети, для которых самое главное – материальные ценности жизни, будут мирно и долго жить такой жизнью под одной крышей, особенно если им хватает чем заняться. Но поскольку у жизни свои правила, в какой-то момент из-за корысти обязательно возникают недоразумения.

Будь человек сколь угодно богат, но душа все равно рвется к душевным ценностям и не дает покоя, прежде чем их обретет. Человек, помышляющий о деньгах, может истолковать свое смутное томление как потребность получить еще больше, что он и делает ради собственного душевного покоя.

Однажды он познает радость дающего, и поскольку радость дающего в любом случае перевешивает радость берущего, то человек с мятущейся душой может выбросить на ветер все свое состояние, а потом жалеть об этом, поскольку так и не обретет душевного покоя. Так и случается: если больше брать неоткуда, то родители пытаются взять у ребенка, а ребенок пытается взять у родителей. Чем больше богатство, тем больше нечестности в отношениях друг с другом, приводящей к ненависти даже между детьми и родителями.

Б. Если родители, которые хотят прожить жизнь за своего ребенка, являются интеллигентными людьми либо односторонне идеализируют духовные ценности и значение разума, то они сосредоточивают свои силы на воспитании из ребенка умного, интеллигентного, уравновешенного и выдающегося человека.

Испуганные люди начинают непременно спешить с реализацией своей мечты и перебарщивать в своих благих намерениях. Вместо того чтобы малыш сам застегивал пуговицы и завязывал шнурки и тем самым развивал ловкость пальцев, родители бросаются ему на помощь, сберегая пальчики для будущей важной тонкой работы. Например, для того, чтобы ребенок стал знаменитым музыкантом.

К сожалению, ребенок не оправдывает надежд своих родителей, потому что родители не понимают, что ловкость пальцев, развиваемая несложными упражнениями, развивает в то же время мозг. А если мозг не может развиваться, то человеку придется делать ручную работу, покуда мозг не разовьется благодаря движению. И вместо того, чтобы стать знаменитым дирижером, ребенку придется с горечью в душе довольствоваться ролью второразрядного музыканта. Родители не понимают, что можно быть счастливым и будучи обыкновенным музыкантом, если инструмент оживает в руках. Дирижеров (руководителей вообще) требуется меньше, чем музыкантов (квалифицированных рабочих).

Ребенок подрастает, и чрезмерно заботливые родители навязывают свою помощь прежде, чем у ребенка возникает в этом необходимость. Совершенно понятно, что родители уже умеют делать то, чего ребенок еще не умеет. Родители все делают за ребенка, думают за ребенка и не понимают, что лишают ребенка свободы выбора. Не дают развиться умению распознавать хорошее и плохое. Пойдешь в хорошую школу, выберешь для себя полезное хобби, подружишься с детьми из хорошей семьи... и т. д. А. хорошо ли это для ребенка? И однажды родительские способности и возможности доходят до предела.

Жить за другого нельзя никому. В этом случае ребенок – словно выпавший из гнезда неоперившийся птенец. На ногах не стоит, о крыльях и говорить не приходится – шмяк клювом в землю, униженный и несчастный. То время, когда он должен был научиться ходить на первых ступенях своей жизненной лестницы, миновало. За него это сделали любимые родители. Сами того не подозревая, они забрались на лестницу ребенка, желая прожить жизнь за него. Во имя добра. Рухнула голубая мечта родителей. Ребенок оказался неприспособленным к жизни. Чересчур хорошие родители обычно продолжают совершать ту же ошибку и когда ребенок становится взрослым. Теперь они ломают ему семейную жизнь.

При виде беспомощности ребенка многие родители становятся суровыми, требовательными. Они не замечают того, что лишили ребенка свободы, а требуют, чтобы он был свободным. Заставляют делать, расписав по пунктам, что и как нужно делать. Заставляют думать, подавив в зародыше инициативность ребенка. Ребенок превращен в машину, в которую вложена программа, и если программа машине не по зубам, то плохой оказывается машина.

Дорогие родители! Пробовали ли вы дышать в комнате без воздуха? Попробуйте. Тогда, вероятно, поймете, что такое кажущаяся свобода.

Выше я упомянула родителей, которые не воспитывают своих детей. Они также делятся на две категории:

1)  презираемые обществом,

2)  почитаемые обществом.

Число тех и других растет в равной степени.

1. Асоциальные родители, психически больные, неприспособленные к жизни, родители, разлученные с детьми в результате распада семьи. Это – родители, презираемые обществом. Их дети вынуждены заботиться о себе сами либо погибают. Когда мы поем дифирамбы попечительским заведениям, ответственным за выживание детей, мы просто слепые глупцы, которые расплачиваются за свою глупость.

Жизнь должна быть качеством, а не количеством. Попечительские заведения – словно заплатка на совести человечества, которое не понимает, что еда и одежда служат для поддержания жизни лишь физического тела. Надломленную душу этих детей можно починить только любовью. Но испуганное человечество не желает этого и потому согласно потуже затянуть ремень, чтобы потом ругать этих неблагодарных воспитанников за напрасно потраченные на них общественные деньги.

Из ребенка презираемых обществом родителей очень трудно бывает воспитать достойного человека. Но кто хочет сделать это от всего сердца, с любовью, тот должен начать освобождать свои страхи и научить тому же ребенка. И тогда, поверив в себя, он поверит в ребенка и с изумлением увидит, что из зловонной тины проросла белая кувшинка – символ душевной чистоты.

Такое по плечу лишь тому, кто становится в душе значительнее, достойнее, смелее. И свой поступок он не сочтет геройским и не станет им похваляться. По-настоящему умный человек не кичится своим умом.

Умилительная любовь и сочувствующее квохтанье, свойственные испуганным «доброделам», тут же испаряются, как только они сталкиваются с первым жизненным испытанием. Наивная надежда завоевать детдомовского ребенка красивой одеждой, вкусными блюдами и лучшими игрушками вскоре дает трещину. Разочарование, горечь и сожаление о своем поступке углубляют ее. Для обеих сторон продолжается дорога страданий, ибо сказке пришел конец.

Когда в семье нет ребенка, то ошибки родителей остаются неисправленными. Ребенок не может появиться, потому что боится стать собственностью. Если этого не понимают, то усыновленный ребенок становится собственностью вдвойне – он обязан быть хорошим, поскольку его избавили от детского дома. И если Вы станете возражать, мол, таких мыслей у Вас нет, более того, Вы безмерно счастливы, заимев ребенка, то осмелюсь обратить внимание на Ваш страх перед возможными скрытыми недостатками этого ребенка, что и явилось целью написания этого абзаца. Освободите свои страхи, которые Вы до сих пор подавляли в себе из желания быть смелым, подавляли более, чем могли предположить, и тогда с Вашей дороги устранятся те неприятные неожиданности, которые на Вас надвигались.

Ко мне обращается немало детей, воспитанных приемными родителями, у которых в душе отчаяние. Они ощущают себя должниками. Испытываемый ими страх, что меня перестанут любить, если я не буду делать в точности так, как от меня ожидают, сильнее, чем у детей, выросших у родных родителей.

Конфликтные отношения с приемными родителями бывают двух видов. Некоторые приемные родители хотят скрыть истину в интересах самого ребенка, и если это когда-нибудь выходит наружу, то вся их нежная любовь рушится. Скопившаяся в человеке горечь от пребывания в состоянии страха прорывается наружу, причиняя боль обеим сторонам, и навсегда запоминается. Отношения между любящими друг друга людьми омрачаются чувством вины и взаимными обвинениями.

К другой крайности относятся те приемные родители, которые не скрывают правды и считают естественным, что ребенок должен быть благодарен родителям. Того же они ожидали бы и от родных детей. Так думают многие родители. Родным детям трудно с такими родителями, а уж тем более приемным.

Если Вы воспитываете приемного ребенка или если Вас воспитали приемные родители, так или иначе развяжите страх меня не любят. Чем больше избавитесь от стрессов, тем больше сумеете увидеть хорошего и быть счастливым. Большинство отношений между людьми являются плохими лишь внешне. Кто исправляет свое умонастроение, тот и другого станет воспринимать иначе.

2. К родителям, почитаемым в обществе, относятся те, чьи дети почти не видят своих родителей. Занимая руководящие посты в государстве, обществе, на предприятиях, на работе, в бизнесе, политике, науке, искусстве и т. п., они руководят всеми и вся, а про семью забывают. Все желают совершить нечто великое, но не смеют начать с мелочей. Знают, что не справятся. Рано или поздно жизнь докажет, что тот, кто не справляется с мелочами, не справляется также и с большими делами. Крупный руководитель, который сбегает от своей маленькой семьи к большим и важным делам, не потянет также и тяжелого груза. История доказывает это на каждом шагу, а мы знай себе давим на газ.

Вот и получается, что дети почитаемых в обществе родителей глядят на проносящихся мимо родителей, словно нищие на обочине дороги, и не смеют даже проголосовать. У тех важная работа, нельзя мешать. Своей чистой душой дети чувствуют, насколько в этой гонке мало важной работы. Основная часть времени у испуганного человека уходит на то, чтобы развеять свои страхи, однако ребенку возбраняется поучать родителя, почитаемого обществом. Такие дети знают, что ради доброго имени своих родителей они должны отречься от себя, принести себя в жертву. Иные жертвуют собой, большинство – нет, ибо это большинство являются преемниками бойцовского склада своих родителей.

Если дети презираемых родителей с болью воспринимают приниженное положение и боятся скатиться на дно, то у них по крайней мере есть надежда подняться выше. Хотя бы с помощью чуда. Но детям родителей, почитаемых в обществе, некуда подняться, спасаясь от душевной боли. Они начинают искать выход в плохом. Без указателя дороги испуганный человек не сумеет подняться еще выше.

У детей как презираемых, так и почитаемых в обществе родителей есть одна общая черта: в их душе сквозит холодный ветер одиночества – страх меня не любят, и от этого грань между ними весьма зыбкая. Был одним, стал другим. Презираемый – почитаемым, почитаемый – презираемым... У этих детей комплекс сироты, живущего в социально полноценном обществе или семье. Это тяжелый стресс.

Ребенок рождается на свет, чтобы плохое обратить во благо. Какое плохое? То плохое, что в нем самом. В нем самом – его родители. Следовательно, ребенок рождается на свет для того, чтобы исправить плохое своих родителей, которое одновременно является и его собственным плохим. Зачинают ребенка родители с той же целью. У обеих сторон цель одна. Ребенок с его чистой душой знает об этом, а родители начинают принуждать ребенка делать то, что он уже делает. От этого и возникает злоба или гнев.

Вероятно, Вы помните, как злились, когда мать велела делать то, что Вы Как раз и делали. Особенно важно то, что Вы сами придумали это сделать и уже начали, а тут приходит мать и говорит – «Сделай!» – словно не видит, что работа уже кипит.

Так у ребенка подавляется инициативность. Между ребенком и ребячьими делами из-за родительских приказов вырастает стена. Стена нежелания.

Пример из жизни.

Как-то на работе я взглянула на часы и сказала себе: «Сейчас придет эта маленькая глухонемая девочка». Она приходила несколько месяцев тому назад. Я стала думать, о каких ошибках, нуждающихся в исправлении, повести разговор сегодня. Я стала смотреть и увидела в девочке агрессивность. Значит, об этом и поговорю.

Девочка зашла в кабинет вместе с родителями. Все сидели и ждали, что я скажу. Я решила не начинать с агрессивности. Это сразу же отпугнуло бы родителей – таких славных, таких спокойных. Снова смотрю девочке в душу – все та же агрессивность!

И тогда я подумала – дай-ка посмотрю на их взаимоотношения. Вижу, девочка – словно пастух-самодур с двумя глупыми овцами. У тех шеи туго стянуты веревкой, чтобы были послушными. Пастух делает с овцами все, что взбредет в голову. Понятно. Ребенок вертит родителями как хочет. Родители испытывают чувство вины, оттого что зачали больного ребенка, и потому позволяют ему все. Они не понимают, что своим добром творят зло.

Спрашиваю: «Как вы между собой ладите?» Родители с жаром, в один голос отвечают: «Хорошо. У нас все очень хорошо!» Что-то не сходится. Либо ошиблась я, либо ошибаются они. С чего начать разговор?

Сама девочка меня и выручила. Через минуту в кабинете вовсю буянил маленький бесенок, который сел бы и мне на шею, если бы я позволила. В таких случаях обычно я говорю отцу, чтобы он вышел погулять с ребенком, поскольку мой разговор записывается на магнитофон и ленту можно послушать дома. А нынче я наблюдала за этой троицей и думала: «Чему это меня учит?»

Внезапно я поняла, что такое глухонемота. Это непослушание. Девочка не хочет быть агрессивно непослушной, поскольку родители у нее – тихие люди. Ее агрессивность сдержанна, но она не слушается. Стала смотреть родителей. В детстве они оба были очень послушными и хорошими. Они не причиняли беспокойства родителям. В школе были послушными и милыми. Дисциплину не нарушали. На работе были послушными и старательными. Не причиняли хлопот своей инициативностью. Они ненормально послушные. Так их учили, и такими они стали в своем страхе.

Послушность каждого из них суммировалась в ребенке в виде отсутствия слуха, отсутствия послушания. Если бы один из родителей запротестовал против своей роли паиньки и захотел бы стать самим собой, то у их ребенка не было бы подобного недуга. Непослушный озорник открыто выражает свой протест против навязываемого ему послушания, и у него время от времени могут пылать уши от нравоучений или трепки, но и только. А послушный ребенок, от которого ждут ангельского послушания, рождается глухонемым. Это его самозащита. Все, что ему говорят на языке жестов, он послушно исполняет, поскольку на языке жестов не раскомандуешься, и он может с чистой совестью сказать о себе, что он послушный, чего от него и ждут. Чтобы не стать непослушным озорником, он является на свет лишенным слуха. Глухонемота есть бегство от собственной совести.

Положительной стороной родительского послушания явилось то, что они добросовестно исправили ошибки предыдущего урока, и через несколько месяцев девочка стала слышать настолько, что у нее появился словарный запас и дикция, которую можно было даже понять.                                               

Этот пример показывает, что чрезмерное добро не есть благо. Не было бы страхов, дети не оказались бы столь покорно послушными, а люди пожилые, в том числе и учителя, не считали бы отупевших от страхов детей примерными.

Дети вырастают прямой противоположностью своих родителей. В данном случае поменялись ролями послушание и отсутствие послушания, или отсутствие слуха. Но поскольку родители оказались в экстремальной ситуации, то они решили вообще не применять к ребенку принуждения, спутав свободу с невоспитанностью. К счастью, они осознали свою ошибку.

Нежелание есть первый этап разрушения энергии воли. Из всех видов злобы нежелание – самый простой. Подобно тому как из маленького стресса может вырасти большой, так и из легкого нежелания может образоваться злостное нежелание и абсолютный протест. Недуги в теле возникают в зависимости от того, выражается ли нежелание открыто или держится при себе.

Покуда человек не осознает того, что жизненный путь без препятствий выпадает только идиотам – препятствия необходимы для обретения мудрости, а мудрость есть также сила, здоровье, счастье – он не сможет избавиться от отрицательного отношения к препятствию. Любое препятствие пугает его и унижает.

Смелый человек радуется препятствиям и ищет новые, чтобы их преодолеть.

Испуганный человек ненавидит препятствия, пытается обойти их стороной и не замечает, что страх всегда успевает обогнать его и подводит к еще большему препятствию. А все для того, чтобы сделать хорошее, чтобы научить относиться к препятствию с пониманием и любовью.

Оказавшись перед стеной нежелания, человек ведет себя в соответствии с масштабами нежелания, накопившегося в нем за предыдущую и нынешнюю жизни. Если в ребенке засел очень большой страх, что меня перестанут любить, если я не сумею угодить родителям, то ребенок прорывается через эту стену, да так, что пыль стоит столбом. Главное – не останавливаться на месте. Подавляя в себе злобу, он таранит стену, разрушая и ее, и себя.

Такие дети чрезвычайно подвижны и неосторожны. Откуда у них взялось бы время для осторожности, если они должны все время обгонять свой страх, чтобы заслужить родительскую ласку. С ними постоянно что-то случается, и ласка приходится как нельзя кстати, служа утешением в детской печали и в слезах. На этот раз нежелание выплескивается вместе со слезами, а через некоторое время накапливается вновь. Травмы у них замещаются болезнями или чередуются с ними до тех пор, пока перед детьми не встает выбор – жить или умереть. Этот выбор делает их душа, исходя из оценки будущего.

Кто выбирает жизнь, тот уже не пойдет дальше по-старому. К сожалению, современные люди умеют идти вперед, лишь борясь за себя. Кто выбирает

А – пассивную борьбу,

Б – активную борьбу.

А. В ребенке, начавшем бороться пассивно, происходят изменения. Никому не приходит в голову увязывать это изменение с психической травмой. Чаще его связывают с перенесенной болезнью или пережитой травмой, за которыми не видят душевного кризиса. Ребенок начинает полнеть, поскольку в нем скапливается злоба нежелания, вызванная печалью из-за собственной беспомощности. И полнеет до тех пор, пока не лопнет терпение. Он больше не желает молча страдать, а желает, чтобы его понимали, чтобы любили или хотя бы о нем заботились. Он хочет, чтобы другие увидели его страдания. И тело исполняет его желание – аллергические заболевания видны невооруженным глазом, а потому должны бы призвать других к порядку. Помимо этого есть еще сыпь и выделения – запасные вентили для выхода духа протеста.

Поначалу его желание исполняется – его ведут к врачу, о нем заботятся, его лечат. Свой протест он может выражать во время приема горьких лекарств и болезненных процедур при лечении кожи. Он может плакать и биться в истерике – это тоже списывается на счет болезни бедного дитя. Никто не догадывается, что ребенок протестует против царящего вокруг принуждения: дома заставляют, в детсаду заставляют, в школе заставляют. И – что хуже всего – заставляют исключительно во имя хорошего. Чем старше он становится, тем отчетливее видит, что повсюду царит тотальное принуждение. Страх перед принуждением отовсюду притягивает к нему аналогичное. Его болезнь лечат, но поскольку на душе от этого отнюдь не легче – ведь со своей болезнью он стал обузой для других – то полностью выздороветь он не может.

Но если этот человек в один прекрасный момент обнаружит, что болезнь избавляет его от многих обязанностей, так как с его болезнью считаются и хуже к нему относиться не стали, то он и не захочет освободиться от своей избавительницы. Наступает длительный период, при котором состояние больного остается внешне стабильным, без обострений.

Всякий человек со временем устает и пресыщается. Протест против принуждения, протест против отсутствия свободы, протест против жизни без любви, протест против бесцеремонности и т. д. приводит к усилению принуждения, поскольку теперь больной вынужден из-за своей аллергии следить за каждым своим движением, за каждой ложкой, подносимой ко рту. Болезнь может стать опасной для жизни.

Аллергическое заболевание – это замкнутый круг, разорвать который человек сможет только тогда, когда научится освобождать первопричину всех своих стрессов – страх меня не любят. Когда страх освободится, вслед за ним легко освободится нежелание. В начале процесса освобождения страха в теле обычно возникает бурная реакция. Вообразите себе, что произойдет, если с трубы, переполненной нечистотами, внезапно снять заслонку... Нечистоты хлынут наружу. Точно так же через кожную сыпь и слизистые ткани может начаться выведение шлаков, и больному покажется, что болезнь обострилась. Чем больше Вы от всей души занимаетесь работой мысли, тем больше нечистоты испаряются, и выброса не произойдет.

Если Вы этого не умеете, то страх и разочарование могут затормозить выздоровление. Поэтому работайте над высвобождением стрессов с разумной умеренностью, и если количество сыпи и выделений из дефектов кожи действительно увеличилось, то от всего сердца поблагодарите свое тело и радуйтесь тому, что голос Вашего сердца был услышан. Тогда очищение будет быстрым и основательным.

Все болезни по своей изначальной сути являются аллергическими, потому что если бы не было принуждения, не было бы и протеста.

Пример из жизни.

15-летнюю девушку в течение многих лет лечили медикаментами, включая гормоны, по поводу аллергической сыпи на лице. С возрастом обострения участились, и родители в медицине разочаровались. Они обратились к гомеопатам.

Гомеопатия >– древняя, но у нас, к сожалению, малоизвестная ветвь медицины, которая не признается традиционной медициной, но которая по воле обстоятельств завоевывает все большее признание. Принцип гомеопатии: подобное лечат подобным. Это означает, что больному дают сверхмалые дозы лекарств, в которых зачастую лекарства-то и нет, так как при разбавлении остается лишь информация о лекарстве, или память о целителе. Чем больше степень разбавления, тем дальше простирается энергетика этого лекарства – даже в предшествующие жизни – то есть тем глубже причинная суть лекарства. Так освобождается космическая память, при помощи чего кармические долги прежних жизней переносятся в день сегодняшний в виде болезней.

Например, около 600 лет тому назад человек был пленником, из-за чего он сильно настрадался душевно. Физическое страдание – это маленькое страдание, которым искупается долг кармы. А душевные страдания мы носим в себе все то время, пока не научимся их постигать. До сих пор происходило это в основном через болезни. Пленник протестует в душе больше, нежели протестует физически, ибо за физический протест его подвергают истязаниям. В нынешней жизни этот человек страдает аллергическим заболеванием, потому что он хотел усвоить урок своего тогдашнего плена посредством сверхтребовательных родителей (= стражники).

Этот человек нуждается в таком гомеопатическом препарате, который содержит в себе энергию, схожую энергетически со страданиями в бытность его пленником. Врачи-гомеопаты работают сегодня уже с аппаратами, чувствительными к биополю человека, которые контролируют заключения врача и корректируют в момент назначения дозу лекарства. Гомеопатия является подходящим средством лечения хронических неизлечимых болезней. Ее можно применять и при лечении острых заболеваний, но этому мешает недоверие со стороны традиционной медицины и поиск виновных. Мешает также спешка, \ из-за которой люди заболевают и которая затем не дает человеку вылечиться. Более всего мешает недоверие.

Гомеопатические лекарства не загрязняют тело химическими препаратами, а выводят из человеческого тела жидкую грязь и сухой мусор. Плохими мыслями мы активизируем и заставляем размножаться в нашем теле микробы, живущие мирной, нормальной жизнью. Если плохих мыслей мало, то нарушение равновесия имеет маленькую амплитуду. В таком случае обоюдная борьба за существование со стороны микробов и патогенных грибков напоминает сходку деревенских парней, где иногда случаются потасовки, но до болезни дело не доходит. В действительности сражаются только бактерии. При помощи небольшого увеличения выделений из организма выводятся избыточные прибывшие к месту живые микробы, а также те микробы и грибки, что достигли естественного завершения своей жизни. Когда число микробов увеличивается, то число грибков должно сокращаться. Однако оно не сокращается, поскольку грибки являются единственными микробами тела, которые не подчиняются каким бы то ни было воздействиям внешней среды. Грибки – это растения. Растение есть дух. Дух есть уравновешенность. Уравновешенное тело может погибнуть, но дух не гибнет. Всякий дух лишь покидает тело, если тело не желает жить, потому что больше не может.

Бактерии – это животные. Животное являет собой неуравновешенность. Животное боится, что на него нападут, и потому предпочитает напасть первым. Подобный образ мыслей обусловливает размножение бактерий и рост их агрессивности по прямой аналогии с образом мыслей организма-хозяина.

Для уравновешивания бактерий грибки должны начать разрастаться. Таким образом, количество обеих групп бактерий превышает критическую черту, необходимую для нормальной жизни. В результате возникает воспаление, которое начинают истреблять лекарствами, вместо того чтобы исправлять свое умонастроение.

Мы не видим и потому не верим тому, что микробы физического тела и накопившиеся в ходе их жизнедеятельности отходы и есть та болезнь, от которой мы хотим избавиться. Вместо очищения тела мы загрязняем его лекарствами, которыми уничтожаем микробы. Мы не умеем видеть, что чем больше в теле трупов микробов, тем больше само тело становится трупом. А трупный яд – наихудший из всех. И, кроме того, всякий неубранный труп представляет собой особенно благоприятную почву для размножения бактерий.

Грибки уравновешивают бактерии различными выделяющими химическими веществами, к одной из групп которых относятся антибиотики. В случае воспаления больному дают антибиотики, и те уничтожают бактерии. К сожалению, испуганный человек всегда перебарщивает. В итоге грибки начинают преобладать.

Грибок нужен для того, чтобы обратить в прах всякий плотский труп. Если человек осознает причину своего заболевания как свою ошибку, то это означает, что он признает свои ошибки, и его органы выделения выведут возникшие продукты отходов наружу. Если человек не признает своих ошибок, то шлаки остаются в теле. Грибки эти шлаки обращают в прах. Поэтому чем больше мы превращаем в трупы свои микробы химией и лекарствами, тем больше мы сами превращаемся в труп и становимся прахом. Грибки это знают и не оставляют неисполненной свою роль.

Медицине известны воспаления грибкового характера, при которых нельзя давать антибиотики. В противном случае воспаление резко усиливается и может привести к смертельному исходу. Поскольку уничтожить грибки не удается, то был найден более правильный выход: общеукрепляющее лечение больного для повышения его сопротивляемости. Однако отношение к микробам остается по-прежнему враждебным. Проблема не решится, прежде чем люди не научатся постигать жизненную истину.

Микробы и грибки – два полюса единого целого. Они помогают защищать наше тело от так называемого внешнего врага, покуда мы, освободившись от страхов, не поймем, что никто не является врагом. С развитием человека с примитивного уровня до уровня, когда с врагами не приходится больше схватываться врукопашную, так как от него можно избавиться иным способом, человек стал врагом самому себе. Что это значит? То, что он стал обвинять самого себя, если не сумел найти наилучшего средства, чтобы уничтожить врагов.

У примитивного человека есть враги из-за собственной глупости. Он борется с внешним врагом.

Интеллигентный человек своим умом сам создает себе врагов. Он борется с внутренним врагом.

С того момента, когда человек своей неудовлетворенностью начинает истреблять свою душу, активизируются вирусы. Микробы с грибками и вирусы – два полюса единого целого. Микробы и грибки имеют большие размеры, они живут вне клеток тела и атакуют клетки, подобно тому, как в старину внешний противник атаковал крепость. Вирусы по своим размерам крошечные. Они живут совершенно мирно в наших клетках и пробуждаются, когда в нас возникают враждебные мысли, которыми мы намереваемся из своей крепости по-пиратски атаковать мирную округу. Убить вирус так же трудно, как убить свою враждебную мысль. У него непробиваемая оболочка.

Кто не убивает микробы и грибки химией, тот не отравляет жизнь, процветающую вокруг крепости. Тогда в крепости может протекать повседневная мирная деятельность. Ворота крепости открыты. Обоюдовыгодный торговый обмен в виде обмена веществ между микробами-грибками и вирусами происходит в соответствии с жизненными потребностями обеих сторон. Но как только на мирном небосклоне начинают сгущаться тучи неудовлетворенности, никто уже не разбирает, кто чей враг. Страх затворил ворота дружеского общения, и для начала бойни осталось лишь указать на виновного пальцем.

Таким образом, у кого имеется злоба борьбы с внешними врагами, тот зарабатывает бактериальное воспаление. Кто хочет одержать победу над самим собой, тот заболевает вирусной болезнью. А кто зол на всех, тот подхватывает и то, и другое. Медицина имеет в своем распоряжении сверхмощные антибиотики, которыми истребляются микробы, маломощные средства, которыми истребляются грибки, совсем слабые средства, которыми истребляются вирусы. Будь у нас сверхмощные средства для уничтожения также грибков и вирусов, смогли бы мы тогда остаться в живых? Возможно, какой-нибудь сверхумный человек и сумел бы в корыстных целях выдрессировать один микроб для борьбы с другим – подобно тому, как муштруют армию приказами, получаемыми по телефону, – но покуда мы не изменим свой образ мыслей, исцелить это нас не сможет.

Вряд ли найдется такой человек, который обходился бы без дезинфицирующих средств, консервантов и т. п. Однако мало таких, кто очищал бы свое тело, подобно полю битвы, где проходило сражение бактерий. В то же время загрязнение тела бактериями делает его нежизнеспособным.

Гомеопатические лекарства выводят не только шлаки, полученные от материализации стрессов, но и шлаки химического происхождения. Существуют, например, препараты, выводящие тяжелые металлы, определенные ядовитые химикаты, радионуклиды, которые мы, не подозревая о том, накапливаем в себе благодаря хотя бы чудесам электроники (например, от мобильных телефонов).

Гомеопатию я открыла для себя недавно и не устаю поражаться тому, что человечество проходит мимо того, что особенно для него необходимо, зато хватается за ненужное, вредное и впитывает в себя, словно губка, а потом зовет на помощь и обвиняет всех без разбора.

Обычное лечение лекарствами в символическом смысле подобно лекарству-воину, который нападает на противника-болезнь и быстро его уничтожает, если только противник не превосходит его силой. К сожалению, на сегодняшний день болезнь оказывается сильнее традиционных лекарств, и при увеличении их дозы в бой с болезнью вместо одного воина идет целая армия лекарств. Кто кого победит и что станет с полем боя – телом – выяснится когда-нибудь потом. А то, что при острых заболеваниях и запущенных случаях без лекарств не обойтись – это уже особая статья. С помощью гомеопатического лечения в реабилитационный период можно легче очистить это поле боя и тем самым избежать новых обострений.

Малое количество лекарств помогает больному быстро выбраться из ямы с болезнью. Большое количество лекарств готовит больному яму поглубже.

Гомеопатическое лекарство – это друг, который приходит к неприятелю и говорит: «Я похож на тебя. Поэтому я понимаю тебя. Пойдем вместе на волю!» И берет его за руку, чтобы идти.

Девушке, о которой речь шла выше, дали как раз такое лекарство. Через пару дней девушка вернулась с разгневанными родителями, ибо ее лицо стало страшнее, чем когда-либо. Оно было словно живая рана, которая за несколько дней, правда, подсохла, но корка была густо усеяна кровяными крапинками. Почему?

Потому что эти два друга чересчур стремительно бросились к воротам, ведущим из плена на волю, и прихватили с собой еще двоих, подобных себе. Одним из спутников оказалась большая, долго протомившаяся в плену печаль, от которой возникло увлажнение кожи, а вторым – жажда мести, выросшая из крошечных слез обиды на несправедливость. Ворота темницы рухнули. Девушка была несчастна, родители – вне себя от гнева на гомеопатов.

Девушке я сказала: «Хоть твое тело и страдает сейчас, так как идет очень активное очищение, но если ты прочувствуешь свою душу, то поймешь, что тебе стало легче. Твои глаза давно не были такими красивыми и сияющими. Ты ведь и сама обратила на это внимание». Девушка действительно это заметила. Если бы она признала свои ошибки, то не стала бы помехой лекарству, и кожа бы уцелела.

Я пространно разъяснила ситуацию также родителям и сказала: «Рассматривайте лицо своей дочери как собственную душу на настоящий момент, и Вы поймете, что начало исцеления ребенка совпало с вашей жизненной борьбой, подогреваемой жаждой мести. То, что во имя здоровья дочери Вы воздерживались от домашних ссор, это хорошо, но зато теперь Вы боретесь против чужих. Злоба есть злоба, на кого бы она ни была направлена. Вам обоим следует заняться исправлением собственного умонастроения, если Вы хотите доказать, что любите свою дочь. За нее беспокоиться не надо, она сама справится со своей задачей».

Почему пострадала именно кожа лица? Потому что лицо выражает отношение к иллюзиям. Кто создает себе сказочно прекрасный мир грез и наивно верит в его воплощение в жизнь, у того непременно происходит крушение иллюзий. Подобно тому, как пострадала кожа ее лица, пострадали и ее иллюзии. Это – иллюзии счастливой семейной жизни. Жить быстро, легко и малыми затратами может только уравновешенный человек. А чтобы стать уравновешенным, нужно в поте лица выгребать собственные душевные нечистоты и благодарить свое тело за то, что оно пришло на подмогу.

Эта девушка – типичный ребенок активных и эмоциональных родителей, который страдает и молча протестует против постоянного шума жизненной борьбы. А если и протестует, то на уровне истерического «хочу – не хочу», причем подлинная причина ее эмоциональных всплесков оставалась для всех непонятной. Никто и не пытался установить причину. Ведь привычка жить не задумываясь и действовать импульсивно есть повседневное естественное состояние почти всех людей до тех пор, пока здоровье не скажет: «Стоп!» Выносливости этого ребенка пришел конец.

Б. Ребенок, выбравший активную борьбу, не выносит подчинения, поскольку он уже слишком много настрадался либо в нынешней, либо в предыдущей жизни. Теперь он причиняет страдания другим, ибо испуганный человек иначе не умеет. Он начинает нападать на тех, кто его принуждает, и считает это смелостью. Поначалу нападает на родителей, затем на учителей и далее на всех тех, кто осмеливается хоть как-то выразить на словах свое неудовольствие в виде принуждения.

Он может стать таким активным борцом за свободу, что начинает сражаться не только за себя, но и за всех, подобных себе, и когда-нибудь он войдет в историю героем. При жизни же он имеет репутацию скверного ребенка, мучителя учителей, тунеядца, рэкетира, преступника и еще бог знает кого, мешающего добрым людям жить хорошей жизнью. Человек, ведущий активную жизненную борьбу, не терпит трусости и не признает первопричины своей злобы – страха. Лицемерный морализатор быстро переводит его злобу на себя, а человек, ведущий сам с собой задушевные беседы, быстро его распознает.

!