О смелости и трусости

О смелости и трусости

Скажите, Вы хотите быть счастливым или радостным? Каким из двух?

Жизнь человека – вечная дорога. Всякая работа на этом пути подобна уроку, который заканчивается для того, чтобы мог начаться следующий. Работа превращает цель в результат. Ценность результата находится в зависимости от способа действия.

Любое дело можно делать двояко:

– смело,

– со страхом.

Смелый человек осознает цель и себя и верит в себя. Он знает когда, куда и сколько. Для достижения цели им расходуется оптимальное количество времени, сил и средств, и он доволен результатом, поскольку его доход превысил расход. Он добился этого, не причинив никому вреда. Он просто выбрал подходящее время для осуществления своей цели.

Что означает правильно выбрать время? Правильно выбранное время является залогом успеха.

Говорят, всему есть свое время и место. Если бы 500 лет тому назад Вы вознамерились взяться за то, чем занимаетесь сейчас, то потерпели бы неудачу, даже если бы владели теми же навыками, что и сейчас. Время и обстоятельства были другими. Захоти Вы обогнать время, Ваши замыслы оказались бы обреченными на провал. Точно так же Вам не удавались бы дела, работай Вы сейчас так, как люди работали 500 лет тому назад. 500 лет – произвольный отрезок времени, число это не имеет принципиального значения.

Иной раз мы говорим, что если бы мне пришлось делать это вчера, то я бы не справился. Это значит, что, не задумываясь о значении слов, мы признаем, что вчера время было не подходящее.

Признание есть подсознательное выражение чувств. Либо осознанное.

Время от времени мы ощущаем, что сейчас не время и не место заниматься данным делом, однако мы его делаем и тут же жалеем об этом. Потому что испуганному человеку не дано дождаться правильного времени, которое подсказывает душа. Он действует вопреки чувствам. Смелый человек полагается на свои чувства, даже если он находится на низком уровне развития и не умеет этого осознать.

Я часто советую родителям: если своего ума не хватает, то спросите совета у своего самого младшего ребенка – уж он-то не ошибется. Только переведите его детский ответ на язык взрослых.

Если Вы желаете сказать, что Ваш ребенок еще не умеет говорить, то скажу Вам, что разговаривать можно даже с неродившимся ребенком. Если Вы построите простой вопрос, на который можно ответить «да» или «нет», и зададите его ребенку, растущему у вас во чреве, то возникшее приятное ощущение будет означать «да», а резкие толчки будут означать «нет». И поверьте, он не ошибется.

Не так важно знать, как чувствовать, а также доверять своим чувствам и поступать, сообразуясь с ними. Кто все сознает, тот, конечно, умный человек, но без чувств его ум – сухая теория, неприменимая на практике. Сухая теория может потерпеть полное поражение на практике.

Для практиков «теоретик» является сугубо бранным словом. Теоретик, не работающий над своим умонастроением, может изложить на бумаге распрекрасные теории, но они будут пылиться на полке мертвой мудростью и дожидаться, чтобы в них вдохнул душу человек с открытой душой. Например, их находит некий бизнесмен, который страстно любит свою работу и испытывает от нее удовлетворение. Находка становится для бизнесмена ценным приобретением.

Испуганный практик ничуть не лучше испуганного теоретика. Он не умеет использовать теорию на деле, даже если знаком с ней. Вместо того, чтобы облегчить свою жизнь, он ее усложняет. Отвергая современную технику и современные навыки, он работает по старинке, и результат плачевен. Подобная практика – словно заноза в глазу у теоретиков.

Как узнать, кто является смелым?

Смотрите на дела и на результаты. Не требуйте доказательств, ибо доказательства дает жизнь в виде результата. Смелых людей мало, и потому они вызывают непонимание.

Испуганный человек не понимает смелого. Он непременно разносит смелого в пух и прах.

Смелый понимает всех и вся. Он творит свой мир таким образом, что тот не унижает других.

Испуганный человек не верит в подобную утопию и потому растрачивает себя попусту и наносит себе урон.

На свете мало действительно смелых людей, поэтому те, которые считают себя смелыми, то есть те, которые подавляют свои страхи, позволяют испуганным оказывать на себя влияние и чинить препятствия. Кто верит в себя, тот не поддается влиянию и того нельзя сбить с истинного пути.

Смелый человек может продумать план действий и лечь спать, вместо того чтобы броситься его осуществлять. Трусливый может бегать вокруг него с причитаниями либо выступать в роли погонялы, либо хвататься за дело сам, но смелый не дает себя смутить. Он встает в нужное время, идет в нужном направлении и делает при ходьбе шаги нужной длины. Результат – налицо. Сердце подсказало ему: «Дай ситуации созреть для себя. Будь хозяином положения, и все устроится».

СМЕЛЫЙ ДОВОЛЕН СДЕЛАННЫМ, ИБО ЕГО ПРИХОД ВСЕГДА БОЛЬШЕ, ЧЕМ РАСХОД.

Испуганный человек затрачивает на то же дело во много раз больше времени, сил и средств, но цель от него убегает. И лишь когда испуганный человек мобилизует все свои силы, то есть начинает со злобой добиваться цели, тогда он добивается результата. Но результатом он недоволен, ибо расход больше, чем приход.

ТРУСЛИВЫЙ НИКОГДА НЕ БЫВАЕТ ДОВОЛЕН, ТАК КАК ЕГО РАСХОД БОЛЬШЕ, ЧЕМ ПРИХОД.

Вспомните, что говорилось в предыдущих книгах об общении, о любви без условий.

У смелого человека горловая чакра открыта – это означает, что он любит без условий. Он понимает любую ситуацию, поскольку замечает видимую и невидимую стороны жизни в их взаимосвязи. Он доволен тем, что есть, и испытывает радость от того, что может это улучшить. Смелый не станет почивать на лаврах, поскольку ощущает потребность идти дальше. Его не нужно принуждать.

Смелый не отрицает ничего. Он знает, что при нынешнем уровне развития у человека имеется физическое тело со всеми его потребностями, и не отрицает предметного мира. Если он желает отдать что-либо другому, то отдает от всего сердца и испытывает удовлетворение от своего поступка. Он отдает от всего сердца.

Законы природы действуют и в том случае, если человек, как ему кажется, ничего о них не знает. Согласно законам природы, когда человек отдает нечто, то это воздается ему вдвойне. Кто отдает от сердца, с любовью, тому от души другого возвращается вдвое больше любви, даже если другой не задумывается об этих законах либо ничего о них не ведает. Души общаются даже тогда, когда люди лишены разума.

Если же другой – человек испуганный и, ощущая себя должником, спешит отдать что-то взамен, то смелый едва ли примет подарок: «Зачем? Я ведь отдавал не для того, чтобы получить. Я дал для того, чтобы дать. Я хотел быть человеком».

Испуганный человек тоже хочет быть человеком, тоже хочет отдавать. Однако поскольку он не видит незримого и не умеет его ценить, то он ограничивается физическим уровнем общения, передачей из рук в руки. Я отдам ему, а он отдаст мне, и я буду счастлив. Но так, увы, не происходит. Другой-то отдал и отдал гораздо более дорогое, однако первоначальная радость вскоре сменяется досадой, ибо это все же не то...

Тогда испуганный человек начинает прикидывать: если бы я дал ему побольше, то и он дал бы мне больше, и тогда я был бы счастлив. И он мчится на работу, чтобы заработать деньги, купить и отдать. Отдает. Взамен получает дорогую вещь. Настолько дорогую, что душа замирает, особенно при взгляде на ценник. К сожалению, радость не заменяет счастья.

Почему же?

Потому что испуганный человек отдает вещь, а взамен желает получить самое лучшее – любовь. Другой может отдавать от всего сердца, но сквозь стену страха, возведенную испуганным человеком, проходит лишь рука да сама вещь, т. е. тело. Любовь остается по ту сторону стены, ожидая, когда придет ее время. Испуганный человек опечален: вещь отдать не пожалел, а любовь – пожалел. И подарок теряет свою ценность. Отдавший же переживает: подарок взял, а моя любовь не ко двору пришлась. Радость дающего сменяется горечью.

Им обоим трудно, но кому же труднее?

Отвечу: труднее второму, потому что в нем усилился страх, что в его любви не нуждаются. Из всех страхов это наисильнейший. Изначально первый – это женщина, второй – мужчина, пока не переполняется чаша страданий, а затем роли меняются местами. Тогда женщина ощущает, что в ее любви не нуждаются, а мужчина – что его не любят.

Страх меня не любят делает человека агрессивным в его обвинениях и притязаниях.

Страх, что в моей любви не нуждаются, сотворяет раба, смиренно предлагающего свою любовь.

Если человеческое дитя, явившись на этот свет, только и делает, что отдает свою чистую душевную любовь, при этом постоянно натыкаясь на барьер отдавания-получения, возведенный корыстолюбивыми родителями или взрослыми, и вынуждено также стать потребителем, то в некий момент оно прибегает к последнему средству, которым пользуется испуганный человек, чтобы получить любовь, – оно ПРИНОСИТ В ЖЕРТВУ свое тело. Тем самым человек отдает самую большую, по его разумению, из всех имеющихся у него ценностей, – единственное, чем он распоряжается сам.

Он отдает, чтобы получить то, без чего жизнь не имеет смысла – любовь. Поскольку он способен видеть лишь тело, то за истинную любовь он считает любовь телесную. Рано или поздно человека охватывает безнадежность, поскольку он ощущает, что его используют. Нет ни счастья, ни удовлетворения.

Так женщины приносят в жертву свое тело мужчинам – и в минуту ожесточения укоряют, дескать, невинность досталась тебе, но меня ты счастливой не сделал, хоть и обещал. Невинность иной стоит побольше всех сокровищ на свете – настолько высоко она оценивается.

Так и мужчины приносят в жертву свое тело женщинам, но счастливыми также не становятся. Мужчина недоволен собой, недовольна и женщина. Поскольку мужской пол испокон веку должен был платить за любовь очень высокую цену, то мужчины не слишком высоко ценили свое тело, и принесение его в жертву происходило без особой шумихи. Конец XX века вносит коррективы в понятие мужественности. И мужское тело также все больше становится товаром.

Жертвоприношения бывают разные. Есть действительно хорошие женщины, которые желают беречь и любить мужа, но не умеют преодолеть барьер страха. Они живут для мужа. Не требуют денег, не ропщут, смиренно и покорно исполняют свою женскую роль. Они идут на поводу у любого желания мужа. Главное – чтобы мужу было с ней хорошо. Но мужчинам не бывает хорошо с жертвой, и они отправляются искать женщину.

Жизнь во имя кого-то или чего-то, жизнь ради кого-то или чего-то есть жертвование собой.

Жертвование являет собой неумение понять жизнь правильно и жить согласно потребностям.

Жертвование есть страдание во имя любви.

Истинная любовь не требует жертв. Жертв требует собственническая любовь.

Испуганный человек любить не умеет, он умеет быть собственником.

Если человек житейски наивен, то за любовь он считает один лишь секс и жертвует своими половыми органами. Секс без любви быстро становится рутинным делом и вызывает неудовлетворенность, даже если человек не имеет для сравнения предшествующего сексуального опыта. Чем больше он занимается сексом для того, чтобы партнеру было хорошо, тем больше он жертвует собой. Жертвование приводит в конечном итоге к утрате половых органов. Например, возникает болезнь, требующая удаления этих органов хирургическим путем.

Мужчины нередко ставят молодую и неопытную девушку перед выбором: если любишь, то отдайся, а если не отдашься, то не любишь. И девушка отдается во имя любви, ибо не ведает, что настоящая любовь, которую жаждет ее душа, не требует подобной жертвы. Первоначальная радость очень скоро сменяется печалью, когда обнаруживается нехорошая болезнь либо нежелательная беременность. Жертвование оборачивается страданиями.

В жертву приносится жизнь ребенка и собственное здоровье. Разочарование и горечь будут сопровождать человека, покуда он не исправит свои ошибки, покуда он не научится правильно понимать жизнь через изменение своего умонастроения.

Женщины, уже нарожавшие детей, списывают себя со счета и позволяют мужу пользоваться ее телом по своему усмотрению. Гениталии воспринимаются словно механизм для производства детей, который должен быть в рабочем состоянии. В настоящее время имеется широкий доступ к противозачаточным средствам, однако 40-летние женщины помнят те времена, когда они жертвовали собой в душе, зная, что за сексом может последовать аборт. Они жертвовали собой, чтобы доставить удовольствие мужчине. Тело помнит это и ждет пояснения.

И мужчины тоже жертвуют своими гениталиями. Помимо душевного накачивания своей мужественности, мужчины прибегают ко всяческим ухищрениям ради наращивания половой мощи, вплоть до хирургического вмешательства, и не понимают того, что половые органы функционируют лишь благодаря надежде быть любимым. Мужчине, не испытывающему страха меня не любят, не приходится заниматься самоистязанием.

В мире процветает культ принесения в жертву женской груди. То грудь прячется, то обнажается. Но такого безумия, которое изобрел конец XX века, раньше не было. Хирургическое перекраивание женской груди соответственно веяниям моды свидетельствует о глупости человечества, чья сумма знаний, тем не менее, увеличивается день ото дня. Грудь нежна, как и любовь. Ее беззастенчивое использование в целях продвижения по служебной лестнице либо разжигания страсти оборачивается злобой против самой же груди. И все во имя любви.

Если женщина жертвует мужчине свою грудь, надеясь стать через это любимой, то она может лишиться своих грудей. Либо если она несчастна из-за того, что не может пожертвовать, ибо жертвовать как будто и нечего, то она может лишиться и этого.

У мужчин грудей нет. Они жертвуют из сердечной чакры сердце и могут это делать так, что остаются и вовсе без сердца. То, что они так делают, подтверждается их более короткой продолжительностью жизни. Они приносят в жертву женщине свое сердце и расплачиваются жизнью. Они приносят в жертву работе сердце, чтобы также выслужить любовь. Если Вы находите, что я несправедлива к женскому полу, то оглянитесь по сторонам, и Вы перемените свое мнение. Нынешняя цивилизация делает все во имя любви, скрывая за этими громкими словами душевную пустоту. Когда мужчина завершает свой земной путь и обретает покой в сырой земле, то он может слышать, как жена с плачем во всеуслышание причитает, мол, какой он был хороший и работящий, только вот жену не любил, и с опозданием сознает, насколько глупо жертвовать собой. Лишь испуганный человек подвергает тело страданиям.

Точно такое же прозрение может наступить у женщины, которая полностью жертвует собой для мужа вместо того, чтобы обрести самой душевную силу и понять, почему ей достался муж, который жену не уважает и не любит. Жертвенность является попыткой испуганного человека выслужить любовь. Жертвенность отнюдь не является исключительным атрибутом примитивного человека.

Мне довелось наставлять многих женщин, желавших хоть как-то помочь мужу, оказавшемуся в критическом для жизни положении. Некоторые жены сумели сотворить чудо. К сожалению, в половине случаев мужчины, одолев недуг и вновь сделавшись прожигателями жизни, принимались высмеивать речи жен. Этим женщинам мне нечего сказать в объяснение, кроме того, что так и должно было случиться. Кто ждет от другого вознаграждения хотя бы в виде признательности или слов благодарности, обычно этого не получает. Порадуйтесь себе, своей душевной силе и вооружитесь ею для обретения собственного душевного покоя. Ваш муж еще пока не настолько рассудителен, чтобы понимать мир правильно.

Запомните, что наибольшими скептиками являются те мужчины, которые в жизненной схватке считают себя хоть чуточку лучше других. Они хотят быть суперменами без посторонней помощи. Они отвергают даже попытки сближения со стороны жены. Скептик подобен белке в колесе, которая знай себе бежит и думает, что куда-нибудь добежит. Пусть себе бежит. Проявите терпение, но не делайтесь страдалицей, глядя на него. Помните, что всякий человек на этом свете учит свои жизненные уроки, и если ему угодно делать это через страдания, это его право.

Пример из жизни.

Как-то мне пришлось заниматься молодым мужчиной, который на ралли врезался в дерево и пролежал несколько недель без сознания в реанимации. По прогнозу врачей, в лучшем случае он мог рассчитывать на инвалидное кресло.

Когда я впервые разъяснила жене этого человека стоявшую перед ней задачу, то мне не хотелось заглядывать сколь-нибудь далеко в будущее – настолько все казалось безнадежным. Женщина походила на перепуганного, едва оперившегося воробышка. И что хуже всего, она была затюкана своим мужем, отнюдь не домоседом, и своей властной свекровью.

Женщина забилась в угол и в отчаянии повторяла: «Я не сумею. У меня не получится. Я не смогу». Я же внушала ей со всей убедительностью, на какую была способна: «Я научу, и Вы сумеете. Я объясню, и у Вас получится. Вы женщина, и у Вас есть необходимая душевная сила. Не может быть, чтобы Вы не смогли. Он Ваш муж, которого Вы любите, хотя и боитесь».

Я начитала для нее на магнитофонную ленту необходимые наставления и уехала на три недели подальше, чтобы до меня нельзя было добраться. Лишь впоследствии я сообразила, что последнее обстоятельство сыграло решающую роль, ибо оно полностью мобилизовало женщину. Окажись я поблизости, она понадеялась бы на меня. Беда же была уроком их жизни, который им предстояло усвоить. Когда я вернулась, мужчину уже выписали из больницы, и он передвигался без посторонней помощи. Чудо, сотворенное этой маленькой, хрупкой женщиной, свершилось.

Теперь мужчине предстояло поработать над собой, чтобы избавиться от незначительных «неполадок», которые он считал мелочами. Я пыталась втолковать ему, что это не мелочи, а он стал дурачиться, словно мальчишка, бравирующий перед другими своим геройством. Чрезвычайно смелый мужчина! Я ожидала от него слов, что вся эта чушь для глупых баб и что настоящий мужчина не станет тратить время зря на выслушивание подобной ерунды. Но этот здоровенный детина не осмелился произнести их. За него это пришлось сказать его жене, которая к тому времени менее всего походила на маленького наивного воробышка. Произошедшая с мужем беда сделала из нее женщину.

Этот мужчина не знал, что его неверие – не что иное, как страх меня не любят. Он боялся, что я скажу ему нечто такое, что он для себя не приемлет. Он не верил в силу любви, и в этом заключалась его самая страшная болезнь. Он верил в силу. Все, связанное с нежностью и с любовью, он сводил к физическому уровню. Он хотел отдавать только для того, чтобы что-то получить.

Его упрямство, оно же неподвижность шеи, поврежденной в результате аварии, непременно станет причинять ему боль в будущем. Желание быть лучше других вылилось в перелом основания черепа. Сопутствующее перелому длительное пребывание без сознания выразило его страх осознать свои стрессы, страх допустить их в сознание. Печаль из-за того, что он не стал лучше всех, вызвала отек мозга. И будет и в дальнейшем приводить к головным болям, поскольку мужчина не признает своих ошибок.

Желание отомстить за свои разочарования вызвало у него кровоизлияние в мозг. Эту ошибку женщина исправила, но муж этому не верит. Поэтому он может повести себя неожиданно агрессивно по отношению к кому-либо, кто придется ему не по нутру, ибо он не усвоил своего урока самостоятельно. В дальнейшем его тело перестанет подчиняться силе женской любви. Свой долг кармы он искупает свалившимися на него страданиями, однако, уготавливая для жены очередные страдания, он навлекает на себя новый долг кармы. Его тело это знает.

Что такое человеческое тело?

Тело – это самый великий любящий, данный человеку на всю физическую жизнь.

Тело никогда не лжет и не позволяет лгать себе. Тело не должно становиться предметом торга и торгашества.

Тело честное – это значит, что рано или поздно оно выставляет на обозрение все плохое.

Будучи любящим, тело желает даровать своему возлюбленному самое лучшее – мудрость. Мудрость дает человеку свободу. Свобода – это любовь, счастье, успех, здоровье.

Тело подводит своего возлюбленного к препятствию, служащему житейским уроком. Поначалу препятствием выступает маленький камешек, но если человек его не замечает и переступает через него, то следующим препятствием окажется увесистый булыжник, а за ним – валун. Препятствие будет увеличиваться, покуда не станет размером с высокую гору.

Если тело видит, что и гору возлюбленный желает преодолеть как чисто физическое препятствие, не понимая, почему гора оказалась на его пути, то оно решает спасти глупца от гибели и прибегает к крайнему средству, которое, возможно, сумеет оценить испуганный возлюбленный, – оно жертвует собой. Всякое же самопожертвование во имя других, а тем более добровольную смерть, принято считать проявлением особенно большой любви. Подобное самопожертвование со стороны тела мы именуем болезнью и не сознаем, что болезнью тело объясняется в любви своему возлюбленному.

Болезнь мы считаем плохой.

Однако тело тем самым говорит человеку: «Мой дорогой! Я даю тебе болезнь. Это– искупление твоего кармического долга, исправление твоих ошибок. Не сделай я этого, ты стал бы увеличивать долг кармы, причиняя зло другим. Теперь же у тебя есть болезнь, которая заставит тебя заняться собой и тем самым помешает тебе нанести зло другим».

Так истинный любящий из двух зол выбирает меньшее.

Итак:

Причинение зла себе есть искупление долга кармы.

Причинение зла другим есть извлечение на себя долга кармы.

В этой главе говорится о жертвенности. Знайте, что жизнь во имя кого или чего бы то ни было есть жертвование. Развивающееся человечество нуждается в том, чтобы люди жили по-умному. Кто же продолжает жертвовать собой, тот не развивается, а топчется на месте.

Люди живут

–  во имя семьи,

–  во имя детей,

–  во имя родины,

–  во имя светлого будущего,

– во имя любви,

–  во имя Бога и т. д.

Человек жертвует собой, не понимая того, что самопожертвованием он обрекает на страдания себя и других. От жертвенности никто счастливым не становится. Христиане-догматики встречают это утверждение в штыки и тут же приводят в пример Христа, ибо то, что сделал он, сделано правильно. Я же в ответ спрашиваю: «Стал ли кто-нибудь от этого счастливым?»

Стал тот, кто правильно понял суть дела.

Деяние Христа нуждается в правильном осмыслении. То, как оно толковалось 2000 или 1000 лет тому назад, сегодня уже не подходит. В наше время требуется постижение глубинного назидательного смысла проблемы. Не случайно возникают различные новые отрасли знаний. Они отражают современный уровень раскрытия и истолкования природы божественности.

На моих лекциях в аудитории почти всегда оказываются начетчики, цитирующие по памяти Библию, и их выступления, в которых они апеллируют к Богу, свидетельствуют о чем угодно, только не о понимании Библии. Они прикрываются Богом, как щитом, чтобы нанести удар по человеку, чью речь они не понимают, так как тот изъясняется на более современном языке. На низость я могла бы ответить низостью, но не делаю этого, и мой оппонент, мутящий воду, от этого лишь распаляется.

Я способна видеть истинный лик лицемерия и способна распознать в аудитории подлинных знатоков Библии, которые могли бы в подобных случаях подать голос. Они этого не делают, ибо достоинство не позволяет им опуститься до словесной перепалки. Однажды мне домой позвонил некий молодой человек и коротко сказал; «Я знаю Библию наизусть. Если Вам понадобится помощь, то позвоните, и я приеду». Я испытываю к нему благодарность. В то же время я отказываюсь понимать, почему 49% людей, связанных с церковью, видят во мне врага. Неужели история крестовых походов ничему их не научила? Видимо, с историей они не в ладах.

Смелый человек является верующим. Верующий не создает себе врагов. Испуганный человек – человек религиозный. У него без конца возникают проблемы с другими людьми.

Он ищет защиту в религии и создает себе врагов в лице других людей, а затем, вооружившись Библией, подчиняет их своему произволу. Дорогие христиане! Ведь это же осквернение Библии! Настало время верить в Бога. От начетничества пользы мало. Насильственное обращение в веру порождает гнев: «закон производит гнев» – гласит Библия.

Все сущее создано Богом, следовательно, все люди божественны. Любить себя и других людей означает любить творение Божье. Кто отделяет человека – творение Божье – от Бога, тот совершает грех. Каждый видит то, что желает видеть. Если желает видеть плохое, то видит плохое, и если желает видеть хорошее, видит хорошее. Если желает видеть истину, то видит как плохое, так и хорошее, и не обвиняет других, а возносит хвалу Богу за то, что постиг очередной урок своей жизни и приумножил мудрость.

Испуганные люди догматически цепляются к словам, смысла которых не понимают, и это может вызвать агрессивность даже в нашей относительно спокойной Эстонии. Дело принимает серьезный оборот. Группа рассерженных молодых христиан угрожала мне расправой за то, что слово «божественный» я пишу с маленькой буквы. А недовольные филологи критикуют меня за то, что слово «Бог» пишу с заглавной буквы. Что делать, чьему мнению следовать, чтобы благоразумно оградить себя от страданий? Разумеется, мнению филологов, поскольку они движут мир вперед менее воинственно и, если говорить откровенно, тоже понимают, что Бог не придает значения правописанию. Бог – не ожесточившийся от жизни человек, который причину своих бед видит в другом человеке. Важно, что чувствует сердце.

Кто видит в другом человеке врага, тот не тверд в своих убеждениях. Уверенным человека делает вера – смелость верить.

Истинная вера движет жизнь вперед, ибо смелому человеку открывается сокровищница божественной мудрости, и он имеет право взять оттуда ту мудрость, что необходима для развития человечества. Это – возложенная на него божественная обязанность, которую другие за него выполнить не могут, даже если очень захотят. Кто из страха перед человеком, более сильным физически, не исполняет своего долга, тому выпадут страдания, потому что он препятствует развитию жизни.

Если бы я перестала выполнять свой долг из страха перед людьми старого мышления, которые есть во всех слоях общества, то мне было бы очень плохо. Хуже, чем сейчас, когда я подвергаюсь нападкам со стороны церковных деятелей, считающих себя лучше других, а также медиков и прочих скептиков. Посмотрите вокруг, и Вы увидите, что люди, впрягшиеся в одну упряжку, бранятся между собой открыто или тайно, причем всегда так, что прав оказывается говорящий. Так из него изливается злость испуганного человека.

Правота скоротечна, истина вечна. Истину можно скрывать, но когда-нибудь она сама выйдет наружу. Непременно выйдет.

Я не утверждаю, что я права. Я – лишь идущий во мраке в сторону света, видящий чуть лучше других и потому делящийся своими знаниями, чтобы нуждающиеся в них смогли вдохнуть жизнь в эти знания. Я выражаю один из возможных вариантов понимания жизни. Есть у меня и противники, которые, как правило, не знакомы ни со мной, ни с моими книгами, но зато умеют стучать кулаком по столу и заявлять, что они правы. Только правы в чем?

Истина в том, что в другом каждый видит только то, что хочет видеть. Видит самого себя. Право человека признавать это или не признавать. Давайте задумаемся, почему церковь испокон веку притесняет прометеев, желающих привнести немного света в духовный мрак человечества? Почему церковь изгоняет из своего лона тех божьих слуг с открытой душой, которые являются более прогрессивными и современными? Церковь боится и потому заблуждается.

И она тоже не лучше других. Только никто не осмеливается произнести это вслух. И потому люди сторонятся церкви.

Ищите божественность – и Вы найдете ее во всем и во всех.

!