О грамотеях, не умеющих читать

О грамотеях, не умеющих читать

Я уверена, что люди, которым следовало бы задуматься над смыслом этого заглавия, лишь пробежали его глазами. Хочу поговорить еще об одном способе идти путем наименьшего сопротивления. Если у Вас не возникло вопроса, как такое может быть: грамотный, а читать не умеет, Вы – поверхностный человек, и Ваше неумение находить за словами смысл затруднит для Вас усвоение книжной мудрости, если вообще не сделает это невозможным.

Если раньше на вопрос, всем ли можно помочь мыслительной работой, я отвечала утвердительно, то теперь я отвечаю отрицательно. Я не могу думать за всех страждущих, а если бы и могла, то это не помогло бы, поскольку каждый должен сам усвоить свои жизненные уроки.

Лечение силой мысли есть наивысший из всех уровней лечения. Высшую ступень этого высшего уровня достигнет тот, кто научится предупреждать болезни своими мыслями. Все мы лишь ученики на этом пути.

Тот, кто перескакивает через смысл слова, ведет себя точно так же и в жизни и не останавливается прежде, чем разбивается о препятствие, перескочить через которое уже не удалось. Таким людям может помочь лишь страдание, которое заставляет их однажды остановиться, говоря им: «Может, теперь ты начнешь думать. Может, теперь ты поймешь, что ты человек и что тебе не зря дан такой большой мозг».

Люди бывают разные. Есть такие, которые подкарауливают тебя в безлюдном месте и начинают изливать свои горести, да так, что хочется им сказать: «Раздевайтесь, я сейчас же Вас осмотрю». Есть такие, которые пробиваются к тебе в переполненном автобусе, хватают за рукав и говорят: «Спасибо, что Вы есть» с такой сердечностью, что и в автобусе становится просторнее. Такой человек смог помочь себе, исправив свое умонастроение.

Я получаю очень много писем. Бывают приятные и очень приятные письма, в которых рассказывается о том, что умонастроение удалось исправить и болезнь прошла. Многие прибавляют, что ответа они не ждут, что им просто хочется поделиться своей радостью. Я благодарна им за понимание.

Бывают письма, заставляющие призадуматься. Чувствуется, что человек усердно работает над своей проблемой, однако дело застопорилось. Начало бед может заключаться в родителях или в родителях родителей, которых он ни разу в жизни не видел. Ему мешает неведение, вернее, страх перед неведомым и его последствиями. В таких случаях мы вместе распутываем затянувшийся узел. Для человека, желающего знать, раскрываемая изнанка жизни оказывается порой тем спасательным кругом, благодаря которому он не только удерживается на плаву, но и выбирается на берег, а оттуда лезет на вершину горы, согревая душу ощущением счастья. Он меняется, начинает искать себя. Человек, начавший самостоятельно работу, хочет все сделать сам. Такому приятно помогать.

Это не означает, что все, кто говорит, что они работают над собой, на самом деле это делают. Иной человек приходит и начинает расхваливать себя – мол, еще немного и я сдвину с места горы, вот бы мне еще узнать про скрытую сторону своих родителей и прародителей. Я отвечаю – подумайте сами, ибо вижу, что человек не умеет обратить полученные знания себе во благо. А он в ответ рубит – научусь. Вижу, что голова у него на плечах есть, можно бы и дать в руки ниточку. Даю. И что потом оказывается? Свои знания он употребил во зло другим. Я сказала ему следующее: «Вы явились на свет, чтобы, переняв от родителей их плохое, научиться обращать это плохое во благо, поскольку в цепочке Ваших возрождений настало время обратить во благо именно это плохое». Он же помчался к родителям и швырнул им в лицо: «Вы плохие. Глядите, что вы со мной сделали, и теперь я вынужден страдать!» и напоследок козырнул: «Так сказала Виилма!» Словно Виилма – сам Господь Бог.

Хотя у всякого конфликта есть положительная сторона, сам зачинщик конфликта – глупый человек, который заставил страдать других и сам страдает вдвойне. Его желание отомстить виновным осуществилось: второстепенные виновные, допустившие ошибки, оказались наказанными не очень больно, а главный виновник – он сам – пострадал сильно. Так, многие женщины принимались дома обвинять в болезнях детей своих мужей, а козлом отпущения оказывалась я. Рассердившийся на меня мужчина, страдающий от бездумных желаний испуганной жены, начинает еще сильнее ненавидеть женщин и мерить их одним аршином. Рассерженная злоба – маленькая злоба. Ненавидящая злоба уже значительно сильнее. Теперь для этого мужчины всякий разговор о прощении – пустой звук. Прощение для него ненавистно. Страдает же вся семья. Кто в этом виноват? Тот, кто хотел казаться лучше, чем на самом деле, и выбрал для этого путь обмана. Ведь путь освобождения своего плохого гораздо труднее.

Если Вами допущена подобная принципиальная ошибка, как ее исправить? Попросите прощения за свою глупую ошибку. Признайтесь, что хотели возвыситься путем принижения другого. Простите себе. Попросите также прощения у своего тела и у своих детей, чьи страдания Вы лишь усилили, а не уменьшили. Кстати, можно бы попросить прощения и у меня.

У основной массы писем имеется один общий знаменатель: помогите! Ответ даю очень немногим, помогаю единицам. Большинству хочу ответить:

– если у Вас есть глаза, то читайте,

– если у Вас есть уши, то слушайте,

–  если у Вас есть сердце, то поймете.

Легко писать письма и задавать вопросы, отвечать трудно. Многим вообще нельзя отвечать, ибо этот человек цепляется за каждое слово и перестает думать: Мои книги – ответ на Ваши письма. Письма, в которых задается 10–20– 30 вопросов и ни одного, на который бы я не ответила уже в своих книгах, я читала раньше с горечью. Теперь же я со спокойной душой откладываю такое письмо в сторону, поскольку много работала над освобождением страха: меня не будут любить, если я не буду хорошей для всех. Ни один человек не в состоянии ответить на град бездумных вопросов. Автор письма, не получивший ответа, должен сам понять, почему ему не ответили. Если он разозлится, это его злоба, и от нее будет плохо ему. Если человек не пытается начать улучшать свою жизнь, то другой помочь ему не сможет. У него нет на это права.

Когда Вы написали письмо, перечитайте его, и Вы поймете или, по крайней мере, постараетесь понять, сколько горечи, т. е. злобы, Вы в него вложили. Вами собственноручно перечислено большое число страхов, разных видов злобы и чувства вины. Обвинения в адрес других, т. е. выискивание ошибок лишь в других, также являются злобой. Спросите у себя, почему Вы написали это письмо, и ответьте, какой страх вынудил Вас к этому. Начните с высвобождения страха, тогда будет легче справиться с другими стрессами. Вообще имеет смысл записывать свои мысли. Немало таких людей, которым это помогло открыть глаза на самих себя.

Кому бы Вы ни задавали вопрос, сперва подумайте и лишь затем задавайте. Подумайте хорошенько. Подумайте, что Вы хотите узнать. Возможно, тогда Вы почувствуете абсурдность своего первоначального вопроса и сформулируете вопрос поумнее. Как пользоваться учебником, нас всех научили в первом классе. Если учитель задал Вам задание на сегодня, то разве сегодня Вы подойдете к учителю, чтобы переспросить. Не подойдете, потому что к сегодняшнему дню задание уже должно быть выполнено. Я не стану проводить для Вас контрольные работы по своим книгам – это сделает сама жизнь. Вы вольны учиться на благо своей жизни столько, сколько пожелаете.

Эстонец обычно не отличается разговорчивостью, и потому его вопросы достаточно разумны. К сожалению, веяния мировой моды типа пустопорожней светской болтовни достигли и нас, и последствия не замедлили сказаться. Мы много говорим ни о чем. Можно и так, если нечем больше заняться, но не всякий с этим согласится. У человека должна оставаться свобода выбора.

Иногда по радио я слушаю, как некий умный человек, уставший выслушивать глупости, отвечает на глупые вопросы слушателей, которые наслаждаются своей смелостью задавать вопросы и щеголяют этим перед молчащими, которых считают трусами. По их мнению, молчащие – это тупицы и деревенщина.

Мне понятно, почему этот умный человек на глупые вопросы отвечает так глупо. Иначе он не может. Если бы ответил автору вопроса так, как следовало, чтобы тот стал умнее, то задававший вопрос понял бы ответ превратно, поскольку поверхностность глубину не улавливает.

Умный разумеет глупого, а глупый умного – нет. Кто этого не понимает, для того умный – высокомерный сноб, держащий свои знания при себе, зато глупый – златоуст, выходящий победителем из любой ситуации. К сожалению, этот умный выступающий городит чушь и не понимает, что по-умному ответить можно только на умный вопрос. Те из слушательской аудитории, которые считают себя умными, задают вопрос с подвохом, наполненным явным злорадством. О том, что злорадство – это месть, спрашивающий не задумывается. Он обижается, когда в ответ получает такой же щелчок по носу.

Кто из этих слов вычитал мораль, будто следует держать язык за зубами, и, как это свойственно эстонцам, решил, что в будущем следует помалкивать, тот пусть лучше освободит свой страх меня не любят, и тогда в голову придут такие умные вопросы, которые доставят радость и умнейшему из умных, поскольку они развивают мудрость.

На свете много людей, которые больше всего в жизни мечтают о том, чтобы их любили и делали ради них что-нибудь хорошее. Они пытаются создать ситуации, при которых это оказалось бы возможным. А если им и делают хорошее, то, увы, в следующий миг они уже про это забывают, потому что их страх ведь не уменьшился.

Особенно остро это проявляется у старых людей, которые всю жизнь культивировали мысль, что их не любят, что от них хотят только получать. Такому человеку неведомо, что в других он видит себя. Все его потуги направлены на то, чтобы делать добро для других, и он сердится, если другие этого не замечают и не рассыпаются в беспрерывных благодарностях. Другие-то ему благодарны, но он этого не видит, ибо ослеплен страхом.

В старости, когда человек оказывается не у дел, так как основную работу берут на себя молодые, он ощущает себя ненужным. Отсюда возникает растущая сверхтребовательность по отношению к другим: «Вы никогда обо мне не заботились, так позаботьтесь хотя бы перед смертью». Чтобы привлечь к себе внимание, он начинает наваливать на других дела, с которыми прекрасно справился бы сам, и обвинять, если молодой говорит: «Ты сам можешь с этим справиться». Выясняется, что бедный несчастный старик не может, не умеет, потому что не видит и не слышит, не различает запахов и вкуса. Если же молодой ради мира в семье жертвует своими делами и интересами и выполняет желание старого, то спустя несколько часов старый уже видит, слышит, обоняет, ощущает вкус, может и умеет и делает это с таким удовольствием, что молодой понимает, что над ним издеваются. На следующий день старый не помнит, чтобы ему кто-нибудь когда-нибудь делал хорошее. Все повторяется сначала. Придирчивый человек не отступается от своих принципов, даже если ему самому будет хуже.

В следующий раз молодой, возможно, больше не пойдет навстречу старику, потому что жалостливость вызвала в нем протест. Старый, естественно, своей вины в этом не видит, а молодой не догадывается, что своим страхом перед теми, кто себя жалеет, он провоцирует старого. Теперь несчастный старик утопает в слезах, – никто его не любит, все ждут его смерти. Молодой ощущает себя преступником, которого сжигают на костре, покуда не сделается бесчувственным и, возможно, даже начнет мстить. Когда именно переполнится чаша терпения – зависит от конкретного человека. Иной мстит уже с детства.

Старики видят, что дети плохие, на деле же на физическом уровне причиной являются родители, а дети – последствие. Жизнь должна идти дальше, и молодые устремляются вперед, но подобные старики тянут их назад, поэтому жизнь у молодых становится все труднее, и молодые не выдерживают. Груз становится непосильным.

Кто освобождает страх оказаться виноватым, того не ранят обвинения старых, и тот в старости не станет причинять сердечную боль своим детям. Кто не научится освобождать свои стрессы, тот в старости:

1)  становится испуганным рабом своих детей;

2) держит детей в еще большем страхе, чем его собственные родители.

Чем больше старый человек культивирует страх меня не любят, тем он становится упрямее, и тем сильнее закосневает его мир мыслей – иначе говоря, у него развивается атеросклероз. Иной пожилой – словно дряхлый старик, но обязательно неуступчивый и непреклонный. А иной, того же возраста, готов резвиться наравне с молодыми. Первый – бедный, несчастный, больной, которого все обижают, зато второй счастлив и здоров.

Особенно тяжко приходится занятым умственным трудом детям с их матерями, если мать всю жизнь занималась трудом физическим. С отцами проще, поскольку мужчины умеют уважать мыслительный труд.

Всем нам необходимо уже сейчас думать о своем будущем, то есть о старении, и проводить профилактику болезни, именуемой старением, чтобы не превращать свою жизнь и жизнь своих детей в ад.

!