Притчи путника. Ошо Раджниш.Часть третья

В его жизни периоды напряженного труда чередовались с периодами отдыха и покоя, радость сменялась печалью, поиски увенчивались достижениями; словом, судьба его была судьбой всех комаров на свете.

Ухо слона было его домом, он чувствовал, что вся его жизнь, его история, само его существо неразрывно связано с этим местом. Ухо было таким теплым, таким уютным, таким просторным. Здесь ему довелось так много всего пережить...

При въезде в этот дом Намус, естественно, не обошелся без приличествующих случаю церемоний вежливости. Он изо всей мочи пропищал слону о своем решении.

— О слон, — закричал он, — знай, что я, комар Намус, собираюсь поселиться здесь. И так как это твое ухо, то я, желая соблюсти обычай, сообщаю тебе о моем решении.

Слон не возразил ни слова. И Намус вселился, даже не подозревая о том, что слон его не услышал. По правде говоря, тот и не почувствовал вселения комара со всем его многочисленным семейством в свое ухо.

Но вот прошло какое-то время, и Намус, побуждаемый, как и в прошлый раз, самыми вескими причинами, снова решил поменять жилище. И опять решил сделать это в соответствии с установленной традицией.

Хорошенько отрепетировав прощальный монолог, он прокричал его слону в самое ухо. Но не получил никакого ответа. Он крикнул еще раз, но слон по-прежнему хранил молчание. Тогда Намус набрал полную грудь воздуха и в третий раз изо всех сил прокричал:

— О слон, знай, что я, Намус, намерен покинуть свой очаг и дом, оставить свою резиденцию в твоем ухе, в котором я так долго прожил.

Наконец слова комара достигли слуха слона. Пока он их обдумывал, комар продолжал:

— Что ты мне ответишь на это? Каково твое мнение об этом?

Слон медленно поднял свою огромную голову и протрубил:

— Ступай с миром, ибо поистине твой уход имеет для меня такое же значение, какое имел твой приход.

***

Наваб Мухамед Хан, Джан-Фишан шел однажды по улице и увидел шумную, недоброжелательно настроенную толпу. Он спросил человека, стоящего в стороне: «Что там случилось?» Тот ответил: «О Высочайший! Твой ученик затеял ссору с жителями этого квартала».

Джан-Фишан вошел в толпу и сказал своему последователю: «Объяснись». Тот произнес: «Эти люди были враждебны». Люди воскликнули: «Это неправда! Наоборот, мы превозносили его!» «Что они говорили?» — спросил Наваб. «Они говорили: "Да здравствует великий ученый!" Тогда я сказал им, что невежество ученых ответственно за отчаянное положение человека».

Джан-Фишан Хан сказал: «Самонадеянность ученых ответственна за жалкое положение человека в мире. А самонадеянность суфия явилась причиной этой свары. Не быть ученым — достижение, которое включает в себя отрешенность от мелочности. Люди хотели оказать тебе почести. Ты им не учитель. Разве ты не понимаешь, что, действуя так, ты уподобляешься тем, кого осуждаешь? Следи за собой, дитя мое. Слишком много сходов с Тропы Высшего Достижения — и ты становишься не мудрецом, а ученым».

***

Мулла пришел в зал, чтобы сказать проповедь. Зал был пуст, если не считать молодого конюха в первом ряду.

Мулла подумал: «Должен я говорить проповедь или нет?» И решил спросить об этом у конюха:

— Кроме тебя, здесь никого нет. Как ты думаешь, должен я говорить или нет?

Конюх ответил:

— Господин, я темный человек и мало что понимаю. Но когда я вижу, что в конюшне только одна лошадь, я все равно даю ей поесть.

Мулла, приняв близко к сердцу эти слова, начал проповедь. Он говорил больше двух часов, и, закончив, почувствовал, что сказал замечательную речь. В надежде на похвалу он спросил своего единственного слушателя:

— Как тебе понравилась моя проповедь? Конюх ответил:

— Господин! Когда я кормлю одну лошадь, я не стремлюсь скормить ей весь корм, предназначенный табуну!

***

Царь собрал на Главной площади своих подданных, чтобы узнать, кто из них способен занять важный государственный пост.

— Подданные мои, — обратился к ним царь, — у меня есть для вас трудная задача. Надеюсь, что кто-нибудь сможет ее решить.

Он подвел их к огромному дверному замку.

— Это самый большой замок, который есть в моем царстве. Кто из вас сможет открыть его? — спросил царь.

Одни сразу отказались. Другие, почитаемые в народе за мудрецов, долго разглядывали замок с важным видом, но потом признались, что не знают, как открыть его. После этого все остальные сказали, что задача им не по силам.

Лишь один юноша подошел к замку, внимательно осмотрел его, затем попытался сдвинуть с места и, наконец, рывком дернул вниз. О чудо — замок открылся! Он просто не был защелкнут!

Тогда царь объявил:

— Ты получишь важную должность при дворе, потому что надеешься на собственные силы и не боишься сделать попытку.

***

В одной персидской истории рассказывается о путнике, который с великим трудом брел по бесконечной дороге. Тяжелый мешок с песком висел у него за спиной, туловище обвивал толстый бурдюк с водой, а в каждой руке он нес по огромному камню. Вокруг шеи путника была обвита полуистлевшая гнилая веревка, а на ней болтался старый мельничный жернов. Железные цепи, к которым были прикованы тяжелые гири, обвивались вокруг его ног. На голове, балансируя, он удерживал подгнившую тыкву. С громкими стонами он продвигался шаг за шагом вперед, звеня цепями, оплакивая свою горькую судьбу и жалуясь на сильную усталость. Тут ему повстречался бедный крестьянин:

— О, усталый путник, зачем ты несешь в руках эти обломки скал? — спросил он.

— Действительно, глупо, — ответил путник, — но я до сих пор их как-то не замечал.

Сказав это, он отшвырнул камни и сразу почувствовал облегчение.

Вскоре ему повстречался другой крестьянин:

— Скажи, усталый путник, зачем ты мучаешься с гнилой тыквой на голове и тащишь за собой на цепи такие тяжелые железные гири? — поинтересовался он.

— Я очень рад, что ты обратил на это мое внимание.

Сбросив с себя цепи, он швырнул тыкву в придорожную канаву так, что та развалилась на части. И вновь почувствовал облегчение.

Но чем дальше он шел, тем сильнее страдал. Еще один крестьянин, возвращавшийся с поля, с удивлением посмотрел на путника:

— О, усталый путник, почему ты несешь в мешке за спиной песок, когда вокруг и так много песка? И зачем тебе такой большой бурдюк с водой — можно подумать, что ты задумал пройти всю пустыню Кавир. А ведь рядом с тобой течет чистая река, и путь твой лежит вдоль ее русла!

— Спасибо, добрый человек, только теперь я заметил, что тащу с собой ненужные вещи.

Путник открыл бурдюк, и тухлая вода вылилась на песок. Задумавшись, он стоял и смотрел на заходящее солнце. Последние солнечные лучи дарили ему свой свет. Внезапно он увидел висевший на шее тяжелый мельничный жернов, и понял, что из-за него шел сгорбившись. Путник отвязал жернов и швырнул далеко в реку. Свободный от бремени, он продолжал свой путь в вечерней прохладе, надеясь найти постоялый двор.

***

В течение веков могила Боланд-Ашьяна, расположенная в небольшом городке Мургзане в Иране, исцеляла болезни у всех, кто посещал ее. Она была известна как «губка несчастий». В этом же городе работал поваром на кухне Фейсал Надим. Путешественники, приходившие к нему поесть, вскоре пополняли ряды просветленных суфиев. А посетители гробницы никогда не становились суфиями и могли прославиться только среди невежд. Некто спросил мудреца Хоррама Али:

— Почему благочестивые пилигримы не преображаются после посещения места стольких чудес? И почему завсегдатаи кухни становятся суфийскими святыми?

Хоррам ответил:

— Губка впитывает ненужную воду, но ничего не дает, какие бы заслуги вы ей ни приписывали. Повар же знает меру ингредиентов и может сделать их удобоваримыми. Повару может быть нужна губка для того, чтобы убирать, например, грязную воду. Только глупец, который смотрит исключительно на губку, вообразил бы, что она действует по своей собственной воле.

***

Один мулла хотел уберечь свою дочь от всех возможных опасностей жизни. Когда пришло время и красота ее расцвела подобно тропическому цветку, он отвел дочь в сторону, чтобы рассказать ей, как много в жизни встречается подлости и коварства.

— Дорогая дочь, подумай о том, что я тебе сейчас скажу. Все мужчины хотят только одного. Все они лицемерны, хитры, коварны и расставляют свои сети, где только могут. Ты даже не заметишь, как погрязнешь в болоте их низменной похоти и вожделений. Я хочу показать тебе путь, ведущий к несчастью. Сначала мужчина восторгается твоими достоинствами. Потом он приглашает тебя прогуляться с ним и полюбоваться видами старого города. Потом вы проходите мимо его дома, и он говорит тебе, что хочет только зайти за своим пальто. Он спрашивает тебя, не захочешь ли ты зайти вместе с ним в его квартиру. Там он приглашает тебя сесть и предлагает выпить чашечку чаю. Вы вместе слушаете музыку, проходит какое-то время, и он вдруг бросается на тебя. Ты опозорена, и мы тоже опозорены, твоя мать и я. И вся наша семья, наше доброе имя опозорены навсегда.

!