Притчи путника. Ошо Раджниш. Часть пятая

Однако чего этот дервиш не знал, так это того, что тот, кто говорит другим, чтобы они делали то или другое, и исходит при этом из застывших принципов, учителем не является. Если учитель не знает в точности, какова внутренняя ситуация каждого ученика, то он может на себе испытать обратное тому, что он желает.

Тем не менее, этот благочестивый нашел однажды человека, который был одержим страстью к азартным играм и не знал, как ему избавиться от этой привычки.

Дервиш расположился снаружи дома этого человека, и каждый раз, когда бедняга отправлялся предаваться своей страсти в игральный дом, дервиш клал камень в постепенно растущую кучу, чтобы таким образом отмечать каждый грех, который накапливал этот человек, как видимое напоминание о зле.

Каждый раз, когда несчастный игрок выходил из дома, он чувствовал себя виноватым. Каждый раз, когда он шел назад, он видел новый камень в куче прежних.

Каждый раз, кладя в кучу новый камень, благочестивый чувствовал гнев, направленный на игрока, и личное удовлетворение (которое он называл «божественностью») от того, что он зарегистрировал его грех.

Так продолжалось в течение двадцати лет. Каждый раз, когда игрок видел благочестивого дервиша, он говорил себе: «Если бы я был хоть чуточку лучше и мне дано было бы понять доброту! Как этот святой человек трудится ради моего спасения! Если бы я мог исправиться, уж не говоря о том, чтоб стать таким, как он, потому что он наверняка займет место среди избранных, когда придет день воскресения!»

Случилось так, что в результате стихийного бедствия, обрушившегося на город, оба эти человека умерли в одно время. Ангел прилетел, чтоб взять душу игрока, и мягко сказал ему:

— Тебе надлежит следовать за мной в рай.

— Но как же это может быть? — сказал грешник-игрок — Ведь я грешник и должен отправиться в ад. А ты, верно, разыскиваешь того благочестивого дервиша, который сидел напротив моего дома и в течение двух десятилетий каждый день пытался изменить меня.

— Благочестивый дервиш? — удивился ангел. — Нет, ты ошибаешься. Его потащили в нижние сферы, потому что ему надлежит теперь жариться на вертеле.

— Да что же это у вас за справедливость такая? — закричал игрок, забывая о своем положении. — Ты, милейший, не иначе как пьян, оттого и перепутал все инструкции!

— Это не так, — сказал ангел, — и я сейчас все объясню тебе. Дело обстоит следующим образом. Благочестивый дервиш потакал себе в течение двадцати лет в чувстве собственного превосходства и собственной значимости. Сейчас его черед восстанавливать равновесие. В действительности он клал камни в ту кучу для себя, а не для тебя.

— А как же насчет моей награды? Я-то чем заслужил право отправиться в рай? — с недоверием спросил игрок.

— Ты должен быть награжден, потому что каждый раз, когда ты проходил мимо дервиша, ты в первую очередь думал о доброте, а потом о дервише. Именно доброта, а не человек, награждает тебя за твою верность.

***

Махмуд из Газны, прогуливаясь как-то по саду, споткнулся о слепого дервиша, который спал под кустом. Едва проснувшись, дервиш закричал:

— Эй ты, неповоротливый невежа! У тебя что, ума нету, что ты наступаешь на сынов людей!

Спутник Махмуда, бывший одним из его придворных, сказал:

— Твоя слепота сравнится только с твоей глупостью! Раз ты не можешь видеть, ты должен быть осторожен, обвиняя кого-либо в безголовости.

— Если ты хочешь сказать этим, — ответил дервиш, — что я не должен критиковать султана, то тебе следовало бы осознать свою недальновидность.

Махмуд был поражен тем, что нищий слепец узнал, что находится в присутствии султан. И он сказал мягко:

— О, дервиш, с какой стати султан должен выслушивать от тебя брань?

— Как раз потому, — сказал дервиш, — что отгораживание людей от той критики, которая подобает им, бывает ответственно за их падение. Обожженный металл сияет ярче всего, нож, по которому прошелся брусок, режет лучше всего, и только хорошо тренированная рука может поднять груз.

***

Нажив торговлей и ростовщичеством триста тысяч динаров, скряга решил, что проведет целый год в развлечениях. Но тут явился за ним Ангел Смерти. Скряга попытался уговорить Ангела уйти, но тот оставался непреклонным. Тогда скряга сказал:

— Дай мне всего три дня, и я отдам тебе треть своего имущества.

Ангел отказался и вновь потянулся за жизнью скряги.

Тот продолжал торговаться:

— Дай мне два дня на земле, я отдам тебе двести тысяч динаров.

Но Ангел и слушать не хотел его и отказал несчастному даже в одном-единственном часе в обмен на все его триста тысяч монет.

Тогда скряга сказал:

— Позволь хотя бы написать несколько слов. На этот раз Ангел сделал скряге уступку, и тот написал собственной кровью: «Человек, не растеряй свою жизнь. Я не сумел купить даже час жизни за триста тысяч динаров. Цени же время, которым располагаешь».

***

Возник среди арабов спор, кто является самым щедрым среди живущих. Выбрали трех претендентов.

Был назначен комитет, чтобы прийти к окончательному решению. Комитет решил, что каждому из них надо послать такое письмо: «Твой друг Вайс в большой нужде. Он просит тебя помочь ему».

Были выбраны три посланца, которые должны были передать кандидатам послание и сообщить о результатах.

Первый посланец прибыл к дому первого щедрого человека и рассказал то, что ему было поручено.

Первый щедрый человек сказал: «Не беспокой меня по пустякам. Возьми в доме все, что захочешь, и отдай моему другу Вайсу».

Когда посланец вернулся, люди решили, что, верно, не может быть большей щедрости, чем эта, — и большего высокомерия тоже.

Второй посланец, передавший письмо, получил такой ответ от слуги второго щедрого человека: «Мой хозяин очень высокомерен, и я не стал беспокоить его твоим посланием. Я и так отдам тебе все, что он имеет, и дарственную на его недвижимость».

Комитет, получив такой ответ, вообразил, что, без сомнения, это и есть самый щедрый человек в Аравии. Однако они еще не знали, чем закончилась миссия третьего посланца.

Тот прибыл к дому третьего щедрого человека, который сказал: «Упаковывай мое имущество и возьми эту записку к ростовщику, чтоб ликвидировать недвижимость, а затем подожди немного, пока не придет человек от меня». С этими словами третий щедрый человек вышел.

Выполнив все это, посланец обнаружил, что у двери его ждет рыночный агент.

Агент сказал: «Если ты посланец от Вайса, то я должен передать тебе деньги за одного раба, только что проданного на рынке».

Рабом был третий щедрый человек.

Рассказывают далее, что сам Вайс, который был членом судейского комитета, посетил через несколько месяцев некий дом, где прислуживающий ему раб оказался третьим щедрым человеком.

Вайс сказал: «Шутка может зайти слишком далеко! Не пора ли освободиться из рабства?»

Третий щедрый человек ответил: «Шутка для одних, может не быть шуткой для других. Я зарабатываю свое освобождение по договоренности с хозяином. Осталось каких-нибудь два-три года, и я буду опять свободен».

***

Поток, одолев все препятствия на пути, достиг пустыни. Здесь он обнаружил, что его воды поглощает песок. Он знал, что должен пересечь пустыню, за которой виднелись заснеженные вершины гор.

Голос, исходящий из самой пустыни, прошептал:

— Ты не сумеешь пересечь пустыню. Ты либо исчезнешь, либо превратишься в болото. Отдайся на волю ветра, он перенесет тебя!

— Но так я потеряю свободу! — возразил поток.

— Ты дорожишь свободой потому, что не знаешь своей природы.

Когда поток услышал это, на него нахлынули воспоминания о том, что когда-то он уже летел вместе с ветром. А пески шептали:

— Смелее, только так ты постигнешь свою суть! Поток превратился в пар, ветер подхватил его и понес к заветным горам. Он летел над песками, испытывая счастье полета.

— Да, теперь я знаю свою истинную природу, — думал поток, ливнем спускаясь на вершины гор.

***

Давным-давно жила-была лиса. Однажды она покинула свою нору и отправилась на охоту. На лесной поляне ей встретился молодой кролик. Кролик спросил:

— Скажи пожалуйста, что ты за животное? Лиса ответила:

— Я лиса, и я собираюсь поймать тебя и съесть.

— Как ты можешь доказать, что ты лиса? Какие у тебя есть тому подтверждения? — важно спросил кролик.

Лиса несколько оторопела и не знала, что сказать в ответ, потому что раньше кролики опрометью убегали от нее без подобных странных расспросов.

!