Часть 2

Статья первая: Все люди рождаются свободными.
Это абсолютная чепуха.
Если все люди рождаются свободными, оставьте младенца на свободе: он погибнет в течение суток. Младенец человека самый беззащитный из всех новорожденных, какая у него может быть свобода? Он не может ни ходить, ни говорить, ни летать...
Один ученый высказал предположение — и мне оно кажется достаточно здравым — о том, что человеческий младенец рождается преждевременно. Ему бы следовало, по крайней мере, еще девять месяцев находиться в утробе матери, потому что он еще не готов, он продолжает расти. Посмотрите на детенышей животных — родившись, они тут же принимаются ходить и искать пищу. Они более независимы, более закончены. Человеческому же детенышу невозможно выжить без матери, отца, семьи или других людей. Какой же свободой мы обладаем?
Вот что я называю изощренностью политического ума: вам внушают, что свобода вам уже не нужна. "Не требуйте свободы, вы уже рождены свободными. Все люди рождаются свободными".
Все люди рождаются абсолютно беззащитными и зависимыми. Годы могут пройти, прежде чем они станут свободными. А миллионы людей так никогда и не становятся свободными. В декларации говорится, что люди рождаются свободными. А я говорю, что миллионы людей умирают, так и не став свободными. Да вы и сами знаете это по своей жизни: ведь вы не свободны.
И мужья не свободны, и жены не свободны. Я наблюдал за тем, как муж и жена идут по улице—мужу нельзя даже смотреть по сторонам! Он смотрит прямо перед собой, совсем как буддийский монах, на расстоянии четырех футов от своих ступней. А жена его поглядывает краешком глаза — где он там? Что это за свобода? Как только муж приходит домой, жена встречает его вопросом: "Где ты был?" — это вас-то, свободного человека — "Почему так поздно?"
Когда я учился в школе, я часто опаздывал. Жизнь вне школы была так прекрасна, а вокруг школы росли манговые деревья. А когда наступает сезон манго, весь воздух вокруг напоен ароматом и сладостью. Конечно, манго — король всех плодов. Было еще много других фруктовых деревьев, и я предпочитал проводить время на них, чем в классе.
В свой первый день пребывания в средней школе я опоздал на полчаса. Учитель сказал: "Так дело не пойдет. По крайней мере, со мной такие штуки не пройдут. Если ты хочешь изучать мой предмет, ты должен быть в классе еще до моего прихода — за пять минут до звонка. Почему ты опоздал?"
Я ответил: "Послушайте, из-за этого вопроса я никогда не женюсь".
Он сказал: "Причем здесь женитьба?
Я ответил: "Я объясню. Я слышал, как повсюду по соседству жены спрашивают своих мужей: "Где ты был? Почему так поздно?" И я решил, что никогда не буду отвечать на эти вопросы. Я жертвую всей своей жизнью — никогда не женюсь — из-за этих вопросов, а вы думаете, что я буду вам на них отвечать? Я уж лучше выберу другой предмет. Всего хорошего?"
Учитель обратился к классу: "Какой странный мальчик. С чего он вдруг заговорил о женитьбе? Какое отношение имеет женитьба к моему предмету — географии?"
Но я его заинтересовал. После уроков он нашел меня и сказал:
"Давай посидим, поговорим. Я хочу понять, в чем дело. Так что же?"
Я ответил: "Никто не имеет права спрашивать, почему я опоздал и где я был. Это моя жизнь: если я хочу испортить ее, это мое право. Вы здесь только служащий, чтобы преподавать географию. Вы здесь не для того, чтобы задавать мне подобные вопросы и вызывать во мне чувство зависимости. Я ненавижу такие вопросы. Я лучше уйду из школы; я могу совсем отказаться от образования, в нем нет необходимости. Ведь Иисус, будучи необразованным, смог познать себя. Кабир, без всякого образования, испытал высшее... Меня не интересует бизнес, служба, должность. Если вы хотите, чтобы я посещал ваш предмет, вам придется быть чуточку человечнее и не посягать на мою свободу".
В этой первой статье говорится: "Все люди рождаются свободными..."
Это только уловка для того, чтобы загипнотизировать и обусловить человечество. Вам внушили, что вы рождены свободными, что теперь нет необходимости бороться за свободу, нет необходимости во внутренней революции, которая по-настоящему освобождает вас — освобождает от всего, освобождает от тела... потому что тело — это оковы.
Восток в этом отношении гораздо более правдив. Он говорит, что вы рождаетесь в рабстве, а не свободными. Ваше тело — тюрьма, ваши ум и мозг тоже темницы. Ваше сознание ограничено очень малым пространством, в то время как ваше сознание способно охватить всю вселенную. Поскольку вы не знаете своих потенциальных возможностей, вы считаете, что-то, чем вы являетесь в настоящий момент, и есть все.
Я считаю этих людей преступниками, большими преступниками, чем те, кого отправляют на виселицы — потому что они обманывают все человечество. Но это очень хитрый обман: "Вы рождаетесь свободными". Естественно, что свобода перестает быть проблемой, ее не нужно создавать, заслуживать, добиваться, быть достойным — ведь вы уже свободны!
Георгий Гурджиев — единственный человек в мире, который высказал одну невероятно важную вещь: "У вас нет никакой души". Во всем мире, все религии считают, что вы рождаетесь с душой. Голос Гурджиева одиноко звучит во всей истории, утверждая, что не у всех есть душа; и место души пусто. У вас есть возможность — если вы потрудитесь, вы можете создать душу — но вы с нею не рождаетесь.
Я знаю, и Гурджиев тоже знает, что человек рождается с душой — но знание того, что мы рождаемся с душой, нам никак не помогло. Это только еще больше усыпило человека: Мы рождаемся с душой, Бог внутри тебя, царствие Божие в тебе, чего же еще надо? А вот того, чего в тебе нет — денег, власти, положения — следует добиваться тяжким трудом, ведь никто же не говорит: "Каждый ребенок рождается богатым, каждый ребенок рождается с политической властью, каждый ребенок от рождения обладает положением". Этого вам никто не скажет. Этих вещей следует добиваться.
Свободу, сознание, Бога, назовите это, как угодно, необходимо обнаружить. Оно находится в скрытом, спящем состоянии. Его необходимо пробудить к полной зрелости. Оно должно расцвести и принести плоды. Но говорить людям: "Вы рождены свободными и разными в своих достоинствах и правах..." Как гладко они умеют лгать, такими красивыми словами — уничтожая значения этих слов. Нет разных людей. Это психологическая истина.
Ни телом, ни умом, ни способностями — даже среди гениев — нет равных людей. Зигмунд Фрейд — это Зигмунд Фрейд; Бертран Рассел это Бертран Рассел; Д. X. Лоуренс это Д. X. Лоуренс, Нет еще одного Д. X. Лоуренса, и быть не может. Каждая личность уникальна.
Эта идея равенства так уродлива, но она превратилась прямо таки в религию современного человека — "равенство!"
Я уверяю вас, что это самая разрушительная идея, из когда-либо проникавших в человеческий ум. Вам необходимо напоминать о вашей неповторимости.
Все люди наделены, разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства.
Это все предположения, лишенные всяких оснований. Не все человеческие существа рождаются разумными, не все люди наделены разумом.
Таких людей очень мало... Я уже называл Бертрана Рассела — о нем можно сказать, что он наделен разумом. Джидду Кришнамурти... но обычные люди находятся в плену всевозможных предрассудков. И пока вы не отбросите все свои предрассудки, вас нельзя назвать разумным существом. Что такое разум? Для индуса корова является матерью. Это и есть "разум".
Я как-то разговаривал с Шанкарачарьей — для индусов он значит то же, что Папа Римский для католиков — и я спросил его: "Вы вполне уверены, что корова является вашей матерью?"
Он не понял: "Что вы имеете в виду?"
Я ответил: "Только что, входя в храм, я столкнулся с вашей матерью. Я был очень удивлен: кто же ваша настоящая мать — эта женщина или корова? Или одна из них ваша мачеха?"
Он возмутился: "О чем вы говорите! Эта женщина — моя биологическая мать, корова же является моей духовной матерью".
"А как насчет быка? — спросил я, — Имеет ли он к вам какое-нибудь отношение? Ваш духовный отец? А вы сами, уж не бык ли вы? Или, может быть, не бык, а вол?" Мы живем в предрассудках, а толкуем о разуме. Все христиане верят — а девяносто процентов политических деятелей, составлявших эту декларацию, христиане — они верят в то, что Христос родился от девственной матери. И они являются разумными существами.
Однажды забеременела студентка колледжа. Она пыталась это скрыть, но есть вещи, которые скрыть невозможно. Как, например, истину или беременность. Ничего нельзя сделать, она растет и растет. Наконец, мать девушки заметила это и спросила, в чем дело. Девушке пришлось признаться. Мать повела ее к врачу. Доктор обследовал ее и сказал: "Даже без обследования ясно, она беременна, и к тому же на восьмом месяце, так что об аборте не может быть и речи. Мать начала кричать на дочь: "Ты запятнала наше доброе имя, ты уничтожила наше положение в обществе!"
Но девушка ответила: "Мама, это невозможно, я даже не прикоснулась к мужчине. Разве я могу быть беременной?"
Услышав это, доктор подошел к окну и стал смотреть на небо.
Мать спросила: "Что это вы там делаете?" На что доктор ответил: "Я высматриваю звезду на небе, а также трех волхвов. Такое уже однажды было — когда родился Христос. Появилась на небе звезда, за которой следовали эти восточные мудрецы. Похоже на то, что это теперь повторяется — непорочное зачатие!"
Спросите этих христиан: "Где же ваш разум?" Иисус родился у девственницы. Его распяли, и он вновь воскрес. Он воскрешал людей из мертвых — вот основа, на которой зиждется вера во Христа. Уберите из нее кое-что, и обнаружится, что христианство — самая нерелигиозная религия, что в ней очень мало религиозности.
Непорочное зачатие - исключите его, если у вас есть хоть капля разума. Воскресение — исключите и его, если обладаете здравым смыслом. Хождение по водам — то же самое. Воскрешение из мертвых — забудьте об этом. Превращение воды в вино—не только выкиньте это из головы, но и разыщите этого парня и сдайте его в полицию, потому что это не чудо, а нарушение закона. Но, если все это отбросить, то, что же тогда в христианстве останется? В этом нищета христианства. В буддизме ничего нельзя отбросить, потому что ничто там не основано на предрассудках. Будда сам убрал все, что пахло предрассудком — это чистый здравый смысл.
Но сказать, что человек от рождения обладает разумом... Что-то не похоже. Глядя на этот мир, начинаешь сомневаться в его разумности. Мы живем, руководствуясь не здравым смыслом, а всякого рода глупостями.
Но так приятно верить в то, что ты наделен разумом. И чем вы глупее, тем быстрее и охотнее вы в это верите.
...и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства.
Совесть появляется только после глубокой медитации — но не раньше. Совесть — это расцвет медитации. Очень немногие в целом мире, во всей мировой истории, обладали сознанием и совестью. Оба слова означают то же самое, но по вине религиозных людей во всех языках, кроме французского, эти слова были наделены разными значениями. Только во французском языке "сознание" и "совесть" обозначаются одним словом.
Религии во всем мире постарались отделить совесть от сознания, и не без причины: сознание приходит только после медитации. Как долго можно обманывать людей?
Это подобно тому, как когда вы вносите в комнату свет, мрак рассеивается. Как только вы в медитативном состоянии, вы осознаете и понимаете.
Они ввели другое слово: "совесть". А совесть — это то, чему вас учит религия и церковь, что хорошо, что плохо, что добродетель, а что грех — все эти наставления и составляют вашу совесть. Это была очень хитрая уловка — отделить совесть от сознания. Без сознания не может быть совести. Но они создали ложную, искусственную совесть. Например, я родился в очень древней религии, одной из самых древних. Она насчитывает небольшое количество людей, но у них есть свои предрассудки. Это джайнизм.
До восемнадцатилетнего возраста я не видел у нас в доме ни одного помидора... Неужели помидоры так опасны? Но потому, что по цвету, помидор напоминает мясо, его изгнали из дома. До восемнадцати лет я ни разу не ел ночью, потому что это запрещено религией — принимать пищу можно только между восходом и закатом. Кушая ночью, можно проглотить какое-нибудь насекомое или муравья: и случится насилие. Поэтому лучше всего есть днем, при полном освещении.
Когда мне было восемнадцать лет, мои друзья отправились осматривать старинный замок, находившийся всего в нескольких милях, и взяли меня с собой. Мы залезли на самую вершину холма. Это был прекрасный старинный замок, и там было что посмотреть. У нас просто времени не было для приготовления пищи.
Я попросил: "Давайте скорее что-нибудь приготовим поесть — солнце скоро сядет, я очень голоден, да и вы тоже проголодались после целого дня хождения по горам".
Но они ответили: "Пока солнце не село, мы не хотим терять время. Нужно еще кое-что посмотреть".
Я был единственный, кто не привык есть после захода солнца. Все остальные ели вечером, так что у них не было проблем. К девяти или десяти часам подоспела такая вкусная еда — и я еще был так голоден после целого дня голодовки и хождения по горам — что я не знал, что мне делать.
И я сказал: "Я в большом затруднении. Я никогда раньше не ел ночью, и религия, к которой я имею несчастье принадлежать, утверждает, что, если есть после захода солнца, то попадешь в ад. Я не хочу из-за одного раза идти в ад, но и не могу уснуть от голода. Кроме того, ваша еда так вкусно пахнет!"
Они стали меня уговаривать, обещая, что ничего не скажут моим родителям, и никто не узнает, что я ел ночью.
Но я ответил, что дело ни в родителях. "Все дело в том, что я буду об этом знать. Вы можете рассказать всему свету, это меня не волнует. Дело в том, что я не могу представить, как это я, после восемнадцати лет строгого соблюдения правил, стану есть ночью".
Но они переубедили меня и правильно сделали. Я поел, но потом всю ночь не мог спать. Меня рвало всю ночь. Больше никого кроме меня не рвало. Нас было двадцать человек: все спокойно спали — они устали и хорошо поели. Я же всю ночь не мог спать, меня рвало. И пока я полностью не очистился от всего съеденного, я не уснул. Я заснул уже под утро, около пяти часов.
Тогда я подумал, может быть действительно, есть по ночам опасно. Я попробовал только раз, и вся ночь превратилась в ад! А те, кто всю жизнь едят после захода солнца... может быть, они и правда отправятся в ад. Но ведь люди во всем мире едят поздно вечером. Если это так, то весь мир отправится в ад. А все мои друзья спят так спокойно, ничего ни с кем не произошло, значит, еда была хорошая, никого больше не рвет. Значит, что-то не так с моим воспитанием; мне внушили неверные понятия.
Но когда что-либо признается обязательным, вырабатывается ложная совесть, которая постоянно твердит вам: "Делай то, не делай этого!" Но это — не сознание.
Сознание просто знает, что делать, чего не делать. Отсутствует проблема выбора. Сознание — состояние, в котором отсутствует выбор, вы просто знаете, как поступать.
Но вы не рождаетесь с совестью. Ее создали религии, и с помощью порожденной ими совести они эксплуатируют людей. Настало время отказаться от слова "совесть", потому что оно ассоциируется с долгим прошлым и несет неверное дополнительное значение. Следует употреблять слово "сознание". Но сознание — это аромат вашего состояния абсолютного молчания; от рождения оно не дается.
Конечно, когда вы достигаете сознания, вы как бы рождаетесь заново. Именно это имел в виду Христос, когда говорил Никодиму:
"Пока ты не родишься заново, ты меня не поймешь". Он не имел в виду следующую жизнь. Он говорил о необходимости трансформировать свое сознание, вырасти в сознании. "Только тогда ты сможешь понять меня".
Если вы обладаете сознанием, внутренней молчаливостью и медитативностью, тогда вам нет необходимости утверждать, что человечество едино. Ведь так оно и есть — и вы это испытали сами. И тогда будет не только братство, но и сестринство! Но это уже вытекающий из сознания результат: и нет необходимости объявлять его основным правом человека.

!