Песня о жизни

Песня о жизни

Когда я молод был,

Каждый день открывался в новом мире

И, засыпая, я хотел скорее проснуться.

А сейчас я просыпаюсь в том же мире,

И мне жаль звезд, которые гаснут утром.

Хотя их у меня еще будет много,

Но их уже мало.

Последняя короткая фраза не вмещалась в размер мотива и воспринималась как начало нового трехстрочного фрагмента. Поэтому окончание получалось особенно грустным, драматичным и требующим продолжения. Также грустны и драматичны переживания эвелнов по поводу конечности жизни и неожиданности неминуемой гибели. Также, без страха, но с тревогой и завороженным интересом входит воин-эвелн в мир предков, в котором проживает следующий цикл своей бесконечной жизни.

18.07.97

На корме байдары укреплена довольно большая для поделок из кости композиция из бивней мамонта и моржа. Закругленный фрагмент бивня мамонта, пересеченный по хорде моржовым клыком. Дорого. Непрактично.

—   Зачем эта греческая буква из бивней?

—   Талисман.

—   Раскроешь?

—   Городскому трудно понять. Эвелны с байдарой в плавании — одно целое. В трудной ситуации упорны и плавучи, как морж, сильны и яростны, как мамонт.

—   Мамонт был яростен?

—   Бывает.

—   Откуда современные эвелны это знают?

—   Не знают. Думают, что животное с такими клыками было очень яростным.

—   Этот пережиток им дорого обходится. Тяжеловат талисман. И мешает.

—   Не пережиток. Во-первых, он иногда используется как поручень. Во-вторых, талисман не раз спасал их.

—   Как это?

—   Плавание и охота опасны. Талисман придает уверенности в трудных ситуациях, помогает не паниковать, действовать решительно и разумно. Считай, что это — психотехническое средство.

—   А сам талисман ничего не делает?

—   Ритуалы и мысли уже «накрутили» на него особую психоэнергетику. Она актуализируется, когда нужно.

—   Эта психоэнергетика действует только на сознание эвелнов или еще на условия ситуации?

—   И так, и эдак.

—   Кто сделал талисман?

—   Их шаман.

—   Ты знаком с ним?

—   И с ним, и с нынешним. Но тот уже далеко.

—   В стране предков?

—   Ну, можно и так сказать.

19.07.97

Почему практичные эвелны бросили свои дела и предприняли двухсуточное тяжелое путешествие ради единственной встречи с Шаманом? Можно понять, когда привозят больного или ищут потерявшегося родственника. Но поговорить о звездах....

—   Зачем племена содержат шаманов?

—   Не особо. Шаманы, как правило, бедны. И, чаще всего, сами охотятся, рыбачат или пасут оленей.

—   Но им же платят за лечение, камлание.

—   Потому что в это время шаман не может работать.

—   Шаман в племени заменяет врача?

—   Это тоже. Но не главное.

—   А что главное?

—   Представь себе стойбище древних чукчей, эскимосов или эвелнов. Это тридцать — сорок человек, которые всю долгую полярную ночь, весь год или даже несколько лет не видят других людей. Что бы ни случилось, не будет ни помощи, ни сочувствия.

—   Жуть.

—   Для тебя — да. Но они не чувствуют себя одинокими.

—   Почему?

—   Благодаря Шаману они связаны со всем человечеством и даже больше — со своими предками, потомками, Духами... Они знают, куда и как пойдут после физической смерти, с кем встретятся, что будут делать. Искренне в это верят. И выживают благодаря этому.

—   Ну и еще благодаря мужеству, силе.

—   Без смысла никакого мужества не хватит.

—   Да. Я бы тоже в тех условиях заботился о Шамане.

—   Конечно.

 

19.07.05

Ты слишком раздерган, на себя не похож, — сказал Шаман. — В получасе ходьбы к Забияке (название залива) обвалило берег, и торчит кость мамонта. Сходи, не торопясь, у меня руки заняты.

Через час с небольшим я вернулся с тонким коричневатым обломком бивня, чуть менее полуметра. Если бы Шаман не предупредил, я бы принял бивень за обыкновенную корягу. Непонятно, зачем было таскаться из-за трех-четырех килограммов? Пусть бы валялся, когда-нибудь подобрали по пути.

Возле кромки прибоя, на необычном месте Шаман развел невысокий костер, длиной около метра, шириной сантиметров тридцать.

—   Это зачем?

—   Лечить тебя, однако, будем.

—   Так здоров я, однако.

—   Говорю же, раздерган.

—   И как лечить?

—   Сначала в воду, чтобы смыть городские проблемы. Температуру воды я иногда измеряю. Никогда даже летом она здесь не поднималась выше восьми градусов. Обычно ниже. Такая вода действительно помогает забыть о проблемах. Как только начинаешь в нее заходить. Впрочем, искупаться я все равно собирался, нагревшись при ходьбе. Купание летом: двадцать пять-тридцать взмахов от берега, двадцать два-двадцать шесть к берегу. К берегу всегда почему-то получается мощнее и быстрее.

—   Что теперь?

—   Перешагивай огонь десять раз.

—   Зачем?

—   Вреда же не будет.

—   Нет, даже теплее.

—   Ну и шагай.

19.07.05

Через костер нужно шагать с юга на север. Потом обойти по часовой стрелке и шагать снова. При этом к Огню нужно относиться с уважением, осторожно, но не бояться. Приговариваешь речетатив-обращение к Огню. Точный текст я не запомнил. Шаман говорит, что дело не в точности текста, а в том, чтобы внятно и с настроением передать суть. Примерно так: «Сожги, съешь болезни и наветы, Которые горят. Отгони, погони те, Которые не горят. Мы вместе, едины».

Напоминает виденные в детстве фильмы про обряды племен, только без идолов.

После купания в ледяной воде и последующего шагания я действительно успокоился. Часть волновавших меня проблем решилась сама к моему возвращению в город, другие я решил довольно быстро.

Естественно, об этом необходимо было расспросить.

—   Что дало шагание через огонь?

—   Вода и огонь.

—   Что «вода и огонь»?

—   А что «курс». (Смеемся). Ты почистил то, что у вас называется аурой.

—   Как почистил?

—   Холодная вода хорошо смывает полевых паразитов. А которые не боятся воды, выжигаются огнем.

—   Так, может, лучше ходить по углям, - как при некоторых обрядах.

—   К этому нужно специально готовиться. Иначе обожжешься.

03.01.99

Под порожком хижины Шамана я сделал небольшую похожую на нору наклонную дырку, выходящую под крыльцо. По утрам закладывал ее длинным камнем, названным Затычкой, перед сном открывал. На всякий случай. Слишком многие отравились во сне угарным газом. Если печка ночью начнет чадить, большую часть угарного газа, который тяжелее воздуха, должно вытянуть. Правда, на полу ночью холодновато.

Шаман ответил мне словами из анекдота, который я же ему рассказал:

Петька и Василий Иванович в самолете.

—   Петька, курс?

—   Девяносто.

—   Что «девяносто»?

—   А что «курс»?

 

Шамал посмеивался и без меня дырку не открывал. Но мне так спалось спокойнее. Собравшись вздремнуть, я подкинул в печку дров и вытащил Затычку. Уже засыпал под мирное потрескивание дров, когда висящий в специальной нише на стене Бубен вдруг низко загудел. Я сел и уставился на Бубен. Гудение было отчетливым и ровным. Казалось, что Бубен о чем-то предупреждал. Что-то я неправильно делаю? Или что-то с Шаманом? Не придет к утру, пойду искать.

Тревожно, не спится. Прибрался, написал план статьи, читал. Бубен продолжал гудеть. Стал читать свои доморощенные мантры. Тексты не важны, важен смысл и настрой. Бубен как бы прислушивался, стихал. Но едва я прекращал произнесение мантр, гудение возобновлялось. Вскоре я привык и занялся своими делами.

В сумерках пришел, наконец, Шаман. Не раздеваясь и не задавая вопросов, он подошел к Бубну, снял его со стены. Гудение прекратилось. Минут пятнадцать Шаман постукивал пальцами по Бубну, извлекая звуки, похожие на гудение. Внимательно прислушивался. Затем повесил Бубен на место. Бубен молчал.

—   Что это было?

—   Дух Огня передал сообщение.

—   А не Дух Воды?

—   Не ерничай. Не у всех Духов есть чувство юмора.

—   Да я не хотел никого обидеть.

—   Это не обида, скорее выражение отношения.

—   К чему? Какого?

—   Что ты делал перед этим?

—   О, о-очень важное дело — лег спать.

—   Вынул Затычку?

—   Да.

—   Это ж насмешка, и большая честь для тебя.

—   Насмешка над боязнью угореть?

—   Да.

—   А в чем же честь?

—   С тобой начинают общаться.

—   Что мне теперь делать?

—   Как и со Льдом. Веди себя как обычно. Но будь теперь корректнее и предупредительнее с Огнем. И в мыслях тоже.

 

03.01.99

Несомненно, Шаман — не атеист. Но и не придерживается никакой из мировых религий. К Духам народов Севера относится уважительно, но не более. Может быть, у него своя концепция?

—   У тебя есть религиозные убеждения?

—   В целом — есть.

—   Какие?

—   Я же — шаман. (Смеется).

—   Ты общался с продвинутыми представителями культов, знаком с каноническими текстами?

—   Да.

—   Почему же тебя интересует примитивный шаманизм?

—   Шаманизм - самая древняя форма религиозности. Даже официально — более шестидесяти тысяч лет. При кажущемся примитивизме, шаманизм более интегрален, чем современные дифференцированные религии.

—   Почему ты так уверен в этом?

—   Большинство религиозных учений, развивая одни аспекты, утеряло другие.

—   Но была ли в столь древнем шаманизме духовность?

—   Если бы высшие силы не стремились себя проявить с древних времен, сегодня не было бы развитой духовной жизни.

—   А в чем видишь ограниченность учений?

—   В гордыне.

—   Как это?

—   Когда учение объявляет только себя абсолютно истинным, а все другое - ложными, оно впадает в гордыню.

—   Но во многих развитых конфессиях есть высокообразованные и высокодуховные люди. Они мыслят и чувствуют не интегрально?

—   На высоких ступенях в любой религии человек начинает быть целостным и понимать ограниченность частного.

—   Почему же они об этом не заявляют?

—   Кого не слышат, кого не хотят слышать, кто считает, что не поймут, кто боится...

!