Часть 9. Ангелы и архетипы

АНГЕЛЫ И АРХЕТИПЫ

Одна из самых больших загадок состоит в том, что кто-то (быть может, их несколько) время от времени помогает мне в моих экспериментах. Возможно, они находятся рядом каждый раз, просто я об этом не знаю. Мне неизвестно, кто они такие и почему помогают мне.

Судя по всему, это не ангелы-хранители, хотя человек более традиционных взглядов, скорее всего, расценил бы их именно так. Отнюдь не в каждой трудной ситуации они приходят на помощь, не всегда откликаются и на молитву. Иногда, когда я душевно страдаю и вопию о помощи, кто-нибудь из них является, но обычно они помогают, когда я об этом не прошу или делаю это неосознанно. Похоже, инициатива в нашем сотрудничестве принадлежит не мне, а им.

Они редко бывают "дружественными" в том смысле, как мы это обычно понимаем. Вместе с тем в их действиях по отношению ко мне явно просматриваются понимание, знание и целесообразность. Я не чувствую с их стороны намерения причинить мне вред и доверяю их руководству.

Как правило, помощь оказывается незаметно. Например, "руки", поднявшие меня на холм, к дому д-ра Брэдшоу, явно помогли мне достичь того, чего я хотел. Помогавшего мне я не видел. Правда, перед этим я заметил фигуру в длинном одеянии и шлеме, сидевшую в йогической позе. Может, это и был "помощник"?

Мужчина в длинном одеянии, со смутно знакомым мне лицом и глазами, откликнувшийся на мои мучения и призывы, когда я отбивался от "паразитов" (см. гл. 10), не обратил почти никакого внимания на мои переживания. Вместе с тем он определенно пришел для того, чтобы мне помочь. Он явился вызволить меня из трудной ситуации, но при этом не только не стал утешать, но даже не попытался успокоить или приободрить меня.

Помощника, провожавшего меня в Локал II к д-ру Гордону, я так и не видел. Я чувствовал его руки, слышал голос—больше ничего. То же самое относится и к помощнику, который неделю спустя, когда я попытался повторить визит, заявил, что в этом нет необходимости. Помощь принимается безоговорочно по какому-то внутреннему ощущению. Она кажется настолько естественной, что мне почти не приходило в голову обернуться и попробовать разглядеть помощника.

Два молодых человека, проводивших меня в квартиру после спиритического сеанса, по-видимому, представляют собой исключение из общего правила. Относительно них у меня было вполне определенное чувство, что они явились только по этому конкретному поводу и ни для чего больше. В этой связи стоит упомянуть еще один момент: из всех помощников, которых мне удалось более или менее запомнить, лишь одного я смог узнать во второй раз.

Во время моего визита к Агню Бэнсону в Локал II кто-то держал меня, чтобы я смог его увидеть. Ощущение мягких, но крепких рук, державших меня за бока, было совершенно отчетливым. Когда настало время уходить, и те же руки повернули меня кругом, совсем как слепого, это воспринималось настолько реально, насколько это возможно. Это один из тех случаев, когда помощник откликнулся на мое желание.

Когда на обратном пути, оказавшись у препятствия, я паниковал, кричал и молился, никакой помощи не последовало. Когда ко мне приставали и мучили какие-то существа, помощи не было. Когда другие существа свирепо нападали на меня, помощи тоже не было. Вернее, если она и была, то я об этом не знал. В чем тут дело? Как "они" определяют, когда помочь, а когда предоставить меня самому себе. Не знаю.

И самое интересное: когда я пребывал в том, что можно назвать вечным блаженством, кто мягко настоял, чтобы я вернулся в физическое? Не знаю, благодарить за такую помощь или печалиться?

Я не отношу к числу помощников "хозяина" (гл. 12), хотя он вполне подходит под эту категорию. Вот его я бы легко узнал при встрече. От прочих он отличается исходящими от него дружеской расположенностью и чувством товарищества, хотя в каком-то смысле он мне не пара—старше меня и более сведущ в других областях. Несхож он со мною и тем, что откликнулся и предложил помощь. То был один из тех редких случаев, когда выбор принадлежал мне.

Странно, но иногда, когда помощь нужна была позарез, никто не появлялся. Например, во время совершенно жуткого эпизода, когда я, кажется, очутился в чужом физическом теле (гл. 12). На первый взгляд ситуация была серьезнейшей и требовала безотлагательной помощи. Однако, судя по моим дневниковым записям, выпутывался из беды я исключительно своими силами. В общем, никакой системы во всем этом я пока не обнаружил.

Ниже приводятся некоторые из моих многочисленных записей, которые, возможно, прольют некоторый свет на сущность помощников.

14/IХ-58г.

Ранний вечер, на крыльце, система релаксации. Сразу же вибрация высокой частоты. Экспериментировал с быстрым выходом и входом в физическое. При очередном входе в тело что-то не получилось. Тут чьи-то две руки взяли меня за поясницу и повернули в правильное положение. Мысленно поблагодарил, но кто это был, не знаю.

18/III-62 г. После полудня.

У нас в гостях был Э. У. Часов в пять дня мы с ним решили передохнуть перед обедом. Разошлись по соседним комнатам. Почти сразу же, как прилег, услышал голоса, как будто Э.У. с кем-то беседует. Решил, что Э. У. физически разговаривает с кем-то за дверью в холле. (Сам Э. У. сообщил, что тотчас же заснул, перед этим ни с кем не разговаривал и вообще ничего подобного не помнит.)

Сразу же после того как услышал этот приглушенный разговор, вышел из тела, и тут почти над самым моим ухом чей-то голос произнес: "Если вы так уверены, что вам это нужно, придется вам сказать ".

Затем кто-то взял меня за руку, я с готовностью повиновался. Мы довольно долго перемещались и наконец очутились в каком-то затемненном доме. У меня было отчетливое ощущение, что это нечто вроде клуба, общины или чего-то в таком роде. В комнате справа находилось довольно много людей, и мне показалось, что где-то наверху есть еще люди.

Когда я в ожидании остановился, вдруг включился какой-то прибор наподобие 16-миллиметрового кинопроектора, и я увидел на стене (или экране) квадрат света, совсем как в кино. Черным по белому, от руки, было написано:

Для чисто психических результатов примите шесть капель препарата на стакан воды.

Заинтригованный, я приблизился "к проектору с намерением прокрутить пленку снова и еще раз перечесть сообщение, дабы удостовериться, что понял его правильно. Безуспешно шаря в поисках переключателя (изображение к’ тому времени уже исчезло), я вдруг заметил на полу нечто вроде раскручивающейся пленки. У меня мелькнула мысль, что по неосторожности я сломал аппарат. Я занервничал и, чтобы избежать неприятностей, направился назад к своему телу. Возвращение прошло благополучно.

З/V-60 г. После полудня.

Лежал в полном сознании. Вибрации усиливались по нарастающей, не вызывая ничего, кроме ощущения тепла. Глаза закрыты. Уже собирался подняться вверх из тела, когда увидел две руки, держащие перед моими закрытыми глазами какую-то книгу. Они полистали ее, повертели со всех сторон, чтобы показать мне, что это именно книга. Затем открыли ее, и я начал читать. Смысл прочитанного сводился к тому, что, для того чтобы по желанию вызвать у себя то или иное состояние, нужно вспомнить чувство, связанное с аналогичным переживанием из своего прошлого, ставшим частью памяти. Я понял это так, что следует концентрироваться не столько на деталях события, сколько на сопровождающем его "чувстве". Было приведено несколько примеров, затем по мере ослабления вибраций текст начал расплываться, и я, как ни старался, читать дальше не смог. Наконец я физически сел и записал происшедшее в дневник.

9/III-59 г. Вечер.

Лежал в темноте с сильными вибрациями. Особо черная темнота, "видимая "мною закрытыми глазами, стала в одном месте светлеть, словно раздвинулись, раздались в стороны и разошлись облака. Затем откуда-то сверху над моей головой появился луч белого света. (Одновременно продолжал слышать доносившиеся до меня звуки обычной домашней возни и полностью сохранял ощущение пространства-времени. Воспринимал себя находящимся дома, в полном сознании.)

Охватило возбуждение, но мне удалось с ним справиться. В центре белого луча, там, где он касался облаков, появилась и стала расти небольшая горная вершина. Набравшись духу, попросил дать мне исчерпывающий ответ на важнейшие из мучивших меня вопросов. Не знаю, почему я это сделал, просто мне показалось, что в данной ситуации поступить следует именно так.

Красивый низкий голос (пожалуй, даже не голос, но у ж наверняка и не мое собственное сознание) ответил:

— Ты уверен, что хочешь знать?

Слова, скорее всего, доносились из луча света.

Я ответил, что уверен.

— Хватит ли у тебя сил вынести правдивые ответы? Голос слегка вибрировал, но не выражал никаких эмоций. Я ответил: "Надеюсь, да". Наступила долгая-долгая пауза, прежде чем голос заговорил снова:

— Попроси своего отца поведать тебе великую тайну. Я стал просить объяснить поконкретнее, но в этот момент кто-то из домашних с шумом поднялся по лестнице и включил свет в прихожей моей комнаты. После щелчка выключателя луч белого света начал гаснуть. Я изо всех сил пытался удержать его, но тщетно. Облака из серых стали черными, а затем исчезли вовсе. Открыл глаза. (Никакого перехода от "видения" ко сну или бодрствованию не было совершенно. По всем общепринятым признакам в течение всего времени я бодрствовал.) Переживание поистине волнующее, но к ВТО не относится.

Позднее, пытаясь разобраться в случившемся, я решил действовать в двух направлениях. Во-первых, попробовал еще раз вызвать у себя подобное переживание — безуспешно. Во-вторых, написал письмо своему родному отцу, который в то время был еще жив и весьма интересовался подобными делами. Я задал ему вопрос, не указав его источника. Он прислал письмо с уклончивым ответом, который можно было понять и так и этак, и спрашивал, какой вариант меня больше устраивает? Другой "отец" пока тоже не дал мне ответа.

15/III-59 г. Вечер.

Вот что произошло в результате моих попыток докопаться до сути. Лежа проделывая упражнения для релаксации, я мысленно повторял: "Отец, укажи мне путь. Отец, поведай мне великую тайну". Через несколько минут в сознании внезапно наступил провал. Придя в себя, увидел, что стою в комнате с высокими потолочными перекрытиями. После этого вышел из дома и через какую-то платформу направился к чему-то вроде неподвижного транспортера (наподобие поезда), затем остановился и обернулся. Кто-то окликал меня.

Почти рядом со мной стояла высокая, худощавая, темноволосая женщина в длинном, ниспадающем одеянии наподобие платья. На первый взгляд она показалась мне негритянкой: черты лицамелкие, но правильные, волосы — прямые и темные, с ровно подстриженной челкой, свисающей на лоб. (Задним числом анализируя это описание, я сообразил, что она, должно быть, уроженка Ближнего Востока или египтянка, но никак не монголоидного происхождения, поскольку характерного строения глаз я не заметил. )

Она сказала мне, что я сделал что-то не то чтобы плохо, а скорее неправильно. Я спросил, что именно, и она ответила, что сейчас покажет. Мы тронулись с места и зашли за угол какого-то большого здания. Вошли в большой мощеный двор, остановились. И тут перед нашим взором стал прокручиваться как бы фильм — объемный, в натуральную величину, цветной.

Слева стояла группа людей, судя по виду, облеченных властью. Справа во дворе лежала маленькая темноволосая девочка лет двенадцати-тринадцати. Она, кажется, была связана, во всяком случае, почему-то вызывала ощущение беззащитности. Я принимал участие в происходящем и в то же время стоял рядом с женщиной, наблюдая за событиями. Я отчетливо воспринимал каждый шаг, каждую эмоцию моего действующего "Я".

Облеченные властью сказали моему действующему "Я", что он должен совершить над девочкой нечто для нее пагубное. У него было чувство, что делать этого не следует, да и девочка умоляла его сжалиться. Он обратился к власть предержащим с просьбой избавить его от выполнения приказа. Те были очень раздражены, особенно слезами девочки, и заявили, что если он не выполнит указанное действие (религиозное?), скоро прибудут другие, которые сделают это вместо него. Они добавили, что для девочки будет лучше, если действие выполнит он, а не другие, — это принесет ей меньше вреда.

С неохотой действующий "Я" повиновался и выполнил приказание облеченных властью. Спустя несколько мгновений женщина вывела меня со двора, и мы вновь оказались на платформе. (В тот самый момент, как мы повернулись, чтобы уйти, мой контакт с действующим "Я" прервался.) "Теперь ты понимаешь?"— спросила она.

Изумленный увиденным, я ответил отрицательно. Она пристально с сожалением посмотрела на меня и отвернулась. Не зная, что предпринять дальше, я поду мал о физическом и, проделав долгий обратный путь вошел в свое тело. Сев. долго в одиночестве размышлял о происшедшем. Что это за женщина? При чем тут великая тайна? Перебирая свою биографию, начинаю понимать, в чем дело.

18/VIII-61 г. После полудня.

Снова руки с книгой. На этот раз в офисе. Три часа дня, дождливая, сырая погода (если это имеет какое-нибудь значение). Когда наступили вибрации, был полностью в сознании, бодрствовал. Проверяя себя, несколько раз открывал физические глаза и глядел на часы. Восприятие времени — адекватное.

И на этот раз руки поднесли книгу к моим закрытым глазам. Повертели, полистали ее, показали со всех сторон с явным намерением продемонстрировать, что это именно книга. Только подумал о том. как бы прочесть название, поменянное в конце, как книгу тут .же повернули нужной стороной, но шрифт оказался слишком мелким, или я — слишком близоруким. Как ни старался, прочесть так и не смог.

В конце концов отказался от этой мысли. Книгу открыли, и я увидел две заполненные текстом страницы. Снова попробовал читать; но никак не мог сфокусировать зрение. Тогда мысленно предположил: "Может быть, удастся прочесть по буквам?". В ответ на эту мысль одна буква выскочила из строчки, я едва успел разглядеть ее налету. В конце концов с большим трудом удалось разобрать пять слов: "Пробуди несчастные создание при помощи... " Я напрягался изо всех сил, чтобы прочесть дальше, но, видимо, переусердствовал, так как сосредоточиваться становилось все труднее. Тут я заметил у себя над головой белые кучерявые облака, и это отвлекло мое внимание. Дождь прекратился, начало проясниваться. Мне захотелось на простор, полетать по небу над горами и долинами. С этой мыслью начал медленно подниматься вверх.

Руки закрыли книгу и убрали ее, а в голове у меня появилась добродушно-снисходительная мысль: "Ну ладно, уж если так хочется полетать, полетай ". Как будто учитель, чтобы удержать внимание непоседливого ученика, дал ему минутную передышку.

Проникнув через дверь, я взмыл в небо, чудесно полетал в облаках и без происшествий вернулся назад. (Уже сев физически и посмотрев на небо, увидел, что облака в точности такие, какими я их воспринимал, летая в них.)

Возможно, придет день, когда помощники раскроют свое инкогнито. Подозреваю, что ответ может оказаться удивительным.

!