Часть 5. Бесконечность, вечность

БЕСКОНЕЧНОСТЬ, ВЕЧНОСТЬ

Чтобы хоть как-то подготовиться к восприятию Локала II, лучше всего представить себе помещение с объявлением на двери: "Перед входом, пожалуйста, проверьте все физические концепции!" Как ни трудно было привыкнуть к мысли о реальности Второго Тела, принять существование Локала II еще труднее. Эмоционально он, конечно, подавляет, ибо на каждом шагу опровергает то, что мы именуем реальностью. Более того, под вопросом оказывается и многое из наших религиозных доктрин.

Следует заметить, что лишь немногие посещения Локала П во Втором Теле подтверждены фактами, ибо такие визиты вообще с трудом поддаются проверке. Поэтому большинство сведений о Локале II представляют собой осторожную экстраполяцию. Однако несколько сотен экспериментов в этой области позволили выделить определенные закономерности. Если в шестидесяти трех случаях А плюс Б равно В, то вероятность того, что это окажется справедливым и в шестьдесят четвертом случае, довольно высока.

Постулат: Локал II — это нематериальная среда с законами движения и материи, лишь отдаленно напоминающими те, что действуют в физическом мире. Это необъятность, пределы которой неведомы (по крайней мере, автору этой книги), а глубина и все свойства непостижимы для ограниченного сознающего разума. Его бесконечные просторы вмещают в себя и то, что мы именуем раем или адом (см. гл. 8) и что представляет собой всего лишь часть Локала II. Он "населен", если можно так выразиться, существами различной степени разумности, с которыми возможна коммуникация.

Как показывает статистический анализ, представленный в одной из заключительных глав, все фундаментальные понятия в Локале II меняются. Время, как оно понимается в физическом мире, отсутствует. Существует последовательность событий — прошлое и будущее, но нет деления на циклы. Прошлое и будущее продолжают существовать одномоментно с "сейчас". Измерение — в микросекундах ли, в тысячелетиях ли — бессмысленно. Другие способы измерения могут представить эти факторы в абстрактном исчислении, но это ненадежно. Закон сохранения энергии, теории поля, волновая механика, гравитация, структура материи — все нуждается в проверке людьми, более сведущими в этих областях.

Похоже на то, что там все пронизано одним важнейшим законом. Локал II есть такое состояние бытия, где источником существования является то, что мы называем мыслью. Именно эта жизненная творческая сила производит энергию, собирает "материю" в форму, прокладывает каналы восприятия и коммуникации. Я подозреваю, что само "Я" или душа в Локале II — всего лишь нечто вроде структурированного вихря или вспучивания этой первоосновы. Вы есть то, что вы мыслите.

Какие-либо механические приспособления в этой среде отсутствуют. Для перемещения не нужны ни машины, ни лодки, ни самолеты, ни ракеты. Вы мыслите движение, и оно происходит. Телефон, радио, телевидение и прочие средства связи не имеют смысла. Коммуникация осуществляется мгновенно. Незаметно ни ферм, ни огородов, ни скотоводческих ранчо, ни возделывания растений, ни розничной торговли. Во всех экспериментальных посещениях не наблюдалось никакой потребности в энергии из пищи. Каким образом восполняется энергия, если только она расходуется, неизвестно.

"Просто" мысль является той же силой, которая удовлетворяет любую потребность или желание, а то, что вы мыслите, становится основой вашего действия, ситуации и положения в этой величайшей реальности. Собственно, это, быть может, не столь наглядно, а порой с искажениями, вот уже много столетий пытаются поведать нам религия и философия. Многое объясняется одной максимой, почерпнутой в этой мыслительной среде. Вот она: подобное притягивает подобное. В свое время я не понимал, насколько неукоснительно действует это правило. Для меня оно было чем-то довольно абстрактным. Спроецируйте его вовне и вы сможете оценить бесконечность вариаций в Локале II. Куда именно вы попадете, похоже, целиком определяется вашими самыми устойчивыми мотивациями, эмоциями и желаниями. Сознательно вы можете не хотеть "идти" туда, но у вас нет выбора. Ваш Сверхразум (душа?) сильнее и обычно выбирает за вас. Подобное притягивает подобное.

Интересный аспект этого мыслемира (или миров): и там восприятию доступны нечто вроде плотной материи, а также предметы, присущие физическому миру. "Возникают" они, очевидно, из трех источников. Во-первых, как еще сохраняющийся в виде матрицы продукт мысли тех, кто когда-то жил в физическом мире. Происходит это совершенно автоматически, нисколько не преднамеренно. Второй источник — те, кто в физическом мире любил те или иные материальные вещи. Они воссоздают их и в Локале II, очевидно, для того, чтобы упрочить свое окружение. Третьим источником, по моему предположению, являются разумные существа высокого уровня, более осведомленные о Локале II, чем большинство его обитателей. Их цель — создать видимость физической среды, по крайней мере временно, ради блага только что пришедших из физического мира после "смерти". Делается это для того, чтобы смягчить "новичкам" шоковую травму, окружив их на начальных этапах перехода привычными формами и обстановкой.

Теперь вам будет понятнее отношение Второго Тела к Локалу II. Локал II — это естественная среда Второго Тела.

Принципы, определяющие функционирование Второго Тела, его устройство, восприятие и управление им, совпадают с принципами, на которых основан Локал II. Поэтому-то в большинстве случаев экспериментальные путешествия независимо от моего желания приводили меня именно в Локал II, в ту или иную его область. Второе Тело по своей природе не принадлежит физическому миру. Использовать его для того, чтобы навестить Джорджа у него дома или попасть в какое-либо иное физическое место, все равно, что попросить водолаза опуститься на дно океана без батискафа или гидравлического костюма. Опускаться он может, но ненадолго и не слишком часто, при том что тот же водолаз на суше способен ежедневно без всякого труда проходить целую милю, скажем, до магазина. Таким образом, для Второго Тела перемещение в тот или иной пункт физического мира есть "насильственный" процесс. При малейшей ментальной релаксации Сверхразум тут же направляет вас в вашем Втором Теле в Локал II. Это происходит "само собой".

Применительно к Локалу II общепринятые представления о пространстве едва ли применимы. Он, похоже, пронизывает наш физический мир, но при этом простирается безгранично, выходя за пределы, доступные для какого-либо постижения. За многие столетия было создано немало теорий относительно того, "где" именно он располагается, но лишь некоторые из них сколько-нибудь приемлемы с точки зрения современного научного знания.

Все экспериментальные посещения этой области мало что дали для выработки более совершенной теории. Наиболее приемлема концепция волновой вибрации, предполагающая существование бесконечного множества миров, функционирующих на различных частотах, одной из которых является наш физический мир. Подобно тому как электромагнитные волны различной частоты могут одновременно занимать одно и то же пространство, лишь минимально взаимодействуя друг с другом, так и мир миров — Локал II, возможно, рассеян в нашем мире физической материи. Кроме как в редких и необычных обстоятельствах наши "естественные" органы чувств и приборы, представляющие собой их продолжение, совершенно не способны воспринимать и описывать эту потенциальную реальность. Приняв такую точку зрения, мы получим четкий ответ на вопрос "Где?" "Где" значит "здесь".

История развития человеческих знаний подтверждает такую концепцию. О том, что существуют звуки, недоступные нашему слуху, мы узнали только после того, как создали инструменты, позволяющие обнаруживать, измерять и воспроизводить их. Еще сравнительно недавно те, кто утверждал, что слышат то, чего не слышат другие, объявлялись сумасшедшими или преследовались как ведьмы и колдуны. Еще в прошлом веке электромагнитный спектр был доступен нашему восприятию лишь в качестве тепла и света. Мы до сих пор не знаем о возможностях человеческого мозга, этого электрохимического организма, в отношении передачи и восприятия электромагнитного излучения. Поскольку разрыв этот не преодолен, нетрудно понять, почему современная наука еще даже не приступила к изучению способности человеческого разума проникать в ту область, относительно которой до сих пор не было предложено ни одной сколько-нибудь серьезной теории.

О Локале II можно рассказывать бесконечно, но цитировать подряд сотни страниц дневниковых записей просто не имеет смысла. Описания ближних и дальних путешествий туда как раз и составляют основное содержание последующих глав. Только суммирование взаимоподтверждаемых данных дает возможность получить более или менее связную картину и поставить вопросы, требующие ответов. На одно познанное явление может прийтись миллион непознанных, но исходный пункт, по крайней мере, будет обозначен.

В Локале II реальность состоит из потаеннейших желаний и самых безумных страхов. Мысль есть действие, и внешние покровы самоконтроля или сдержанности уже не защищают внутреннее "Я" от других. Честность там —лучшая политика, ибо иного не дано.

Из приведенных выше основных характеристик Локала II видно, что условия существования там совсем другие. Поэтому так трудно приспособиться к той реальности, даже путешествуя по ней во Втором Теле. Грубые эмоциональные импульсы, тщательно подавляемые нашей физической цивилизацией, выплескиваются в полную силу. Сказать, что поначалу это действует ошеломляюще, значит выразиться слишком мягко. В сознательной физической жизни такое состояние было бы сочтено психопатией.

Мои первые посещения Локала II выявили все мои подавленные эмоции, о существовании которых я только догадывался, плюс много таких, о которых я и не знал, что они есть. Они до такой степени довлели над моими действиями, что я возвращался в полном замешательстве и растерянности перед их могуществом и своей неспособностью контролировать их. Доминантой был страх: боязнь неведомого, незнакомых существ (нефизических), "смерти". Бога, нарушения правил, открытия, боли — вот лишь краткий перечень. Подобные страхи были сильнее сексуального влечения, которое, как уже отмечалось, само по себе представляет огромное препятствие.

Один за другим, с болью и трудом, взрывные и неконтролируемые эмоциональные импульсы были обузданы. До тех пор, пока эта работа не завершилась, рационально мыслить было невозможно. Затем они — вне строгой последовательности — стали возвращаться вновь. Это очень похоже на медленный переход от безумия к способности размышлять спокойно и объективно. Младенец учится быть "цивилизованным", развиваясь из ребенка во взрослого. Подозреваю, что тот же процесс происходит еще раз в ходе адаптации к Локалу II. Если взросление не состоялось во время физической жизни, то оно становится задачей номер один после смерти.

Сказанное означает, что области Локала II, наиболее "близкие" к физическому миру (по частоте вибраций?), в основном населены безумными или почти безумными существами, обуреваемыми эмоциями. В основном, похоже, так и есть. В их число входят как живые, но спящие или одурманенные наркотиками и потому находящиеся вовне, во Втором Теле, так и уже "умершие", но еще эмоционально возбужденные. Для подтверждения первого имеются доказательства, второе представляется вероятным.

Едва ли нужно объяснять, что эта близлежащая область не самое приятное место. На этом уровне, или плане, вам придется находиться до тех пор, пока вы не научитесь большему. Я не знаю, что происходит с теми, кто не способен научиться. Возможно, они остаются там навсегда. Как только вы выходите из физического тела во Второе Тело, вы оказываетесь на границе этой ближайшей к нам части Локала II. Именно здесь встречаются всевозможные свихнувшиеся личности и одушевленные существа. Если для новичков и существует какой-нибудь защитный механизм, то мне он остался неизвестен. Только осторожным, а порой вызывающим ужас экспериментированием мне удалось научиться искусству, или приемам, прохождения человека через эту область. Я до сих пор в точности не знаю всех моментов процесса научения этому, и потому описываю лишь наиболее очевидные. Впрочем, каким бы ни был этот процесс, в течение нескольких лет я совершал такие переходы без особых затруднений.

За исключением мучителей и некоторых явных конфликтов, о которых речь впереди, ближние обитатели Локала II движимы прежде всего стремлением к сексуальной разрядке во всех ее проявлениях. Если посмотреть на это как на продукт цивилизации недавнего прошлого, то желание, в том числе как "живых", но "спящих", так и "умерших", удовлетворить эту подавленную первостепенную потребность становится вполне понятным. Характерным для всех обретающихся в этой близлежащей области является понимание сексуальности прежде всего в физически-телесных проявлениях. Представление или знание о половом влечении, как оно манифестируется в более удаленных частях Локала II, отсутствует. Из-за замедленной реакции, воспитанной нашей культурой, порой трудно избежать участия в этом, поскольку ответ следует автоматически. Будем надеяться, что контролю над этим фактором можно научиться.

Подобное притягивает подобное.

До сих пор ни в одном из экспериментов мне не приходилось наблюдать процесс смерти. Однако есть основания предполагать, что жизнь в привычном нам физическом мире имеет — в виде определенной формы бытия — свое продолжение в Локале II. Случаи, по своему смыслу повторяющие приводимый ниже и происходившие со мной на протяжении последних двенадцати лет, возможно, объясняются и как-то иначе, но пока более подходящего объяснения не находится.

Однажды, едва я вышел из физического тела, как тут же ощутил настоятельную потребность отправиться "куда-то". Уступая этому влечению, я переместился, кажется, на довольно короткое расстояние и внезапно остановился в какой-то спальне. В постели лежал мальчик, он был один. Возраст —лет десять-одиннадцать. Я не то чтобы "видел" его, пожалуй, тут работало (теперь уже ставшее привычным) внутреннее восприятие. Мальчик был одинок, напуган и, кажется, болен. Какое-то время я побыл с ним, пытаясь утешить его, а когда он наконец успокоился, ушел, пообещав вернуться. В физическое тело вернулся без происшествий, так и не имея понятия, где же я был.

Через несколько недель, когда я снова вышел из физического тела и уже было сконцентрировался на определенном месте назначения, тот же самый мальчик появился в поле моего зрения. Увидев меня, он приблизился. Он был растерян, но не напуган.

Подняв на меня взгляд, он спросил: "Что мне делать теперь?". Я сразу не нашелся, что ответить, поэтому просто положил руку ему на плечо и в знак утешения пожал его. "Кто я такой, — подумалось мне, чтобы в этот, по всей видимости, решающий момент наставлять его или указывать путь?" "Куда мне идти?" — как-то совсем буднично спросил он. Я дал ответ, казавшийся в тот момент единственно логичным. Я сказал, чтобы он подождал на том месте, где находится, что скоро за ним придут его друзья и отведут, куда нужно.

Кажется, ответ удовлетворил его, и я приобнял его рукой за плечи. Затем я ощутил сигнал от своего физического тела и занервничал. Похлопав его по плечу, я удалился. Вернувшись в физическое тело, я обнаружил, что от лежания в неудобной позе у меня затекла шея. Я устроился поудобнее, и смог еще раз выйти во Второе Тело, чтобы поискать мальчика. Но он исчез, по крайней мере, я его не нашел.

Интересный момент: на следующий день в газете появилось сообщение о смерти, после продолжительной болезни, десятилетнего мальчика. Он умер незадолго до того, как я начал свой эксперимент. Я долго размышлял, под каким бы благовидным предлогом познакомиться с его родителями, чтобы получить дополнительное подтверждение и, быть может, утешить их в горе, но так ничего и не придумал.

Только после того, как пройдешь этап "грубых эмоций", получаешь возможность принять участие в бесконечно разнообразных, но явно организованных видах деятельности в Локале II. Убедить другого в "реальности" этой нефизической вечности невозможно. Как справедливо утверждалось многими на протяжении веков, это нужно испытать.

Самое важное: обитатели многих посещенных мною мест — "еще люди". Разные в зависимости от среды, но еще с человеческими (доступными пониманию) свойствами.

Во время одного из визитов я попал в какой-то сад с тщательно ухоженными цветами, деревьями и травой, очень похожий на большой парк отдыха, весь пересеченный дорожками, вдоль которых стояли скамьи. Сотни мужчин и женщин прогуливались по дорожкам или сидели на скамьях. Одни были совершенно спокойны, другие слегка встревожены, большинство же выглядели изумленными, пораженными и совершенно сбитыми с толку. Казалось, они неуверенны и не понимают, что им делать и что с ними будет дальше.

Каким-то образом я догадался, что это — место встречи, где вновь прибывшие ожидают друзей или родственников. Отсюда, с этого Места Встречи, друзья должны забрать каждого новичка и отвести туда, где ему "надлежит быть". Я не смог найти никакой зацепки, чтобы задержаться там подольше (ни одного из находившихся там я не знал даже отдаленно) и поэтому вернулся в физическое тело.

В другой раз я намеренно отправился в Локал II с исследовательской целью в надежде найти ответ на один интересующий меня вопрос. Отделившись от физического тела и выйдя во Второе Тело, я начал стремительно двигаться, концентрируясь на мысли: "Хочу попасть туда, где находятся представители высшего разума". Продолжая концентрироваться, я быстро мчался через, казалось, бесконечную пустоту. Наконец, я остановился. Передо мной расстилалась узкая долина, выглядевшая во всех отношениях совершенно обычно. Там находились мужчины и женщины в темных одеяниях до пят. На этот раз я почему-то решил поступить по-другому. Я приблизился к группе женщин и спросил, не знают ли они, кто я такой? Они были очень вежливы и отнеслись ко мне с глубоким уважением, но ответили отрицательно. Я отошел от них и задал тот же вопрос мужчине в монашеском одеянии, чье лицо казалось мне смутно знакомым.

— Да, я вас знаю, — ответил он.

В его отношении ко мне чувствовалось глубокое понимание я дружба.

Я спросил, а знаю ли я, кто я на самом деле? Он посмотрел на меня так, как смотрят на старого доброго друга, страдающего потерей памяти.

— Узнаете, — сказал он и мягко улыбнулся. Я спросил, знает ли он, кем я был в последний раз? Мне хотелось, чтобы он назвал имя.

— В последний раз вы были монахом в Кошоктоне, штат Пенсильвания, — ответил он.

Мне стало нехорошо, и я с извинениями удалился, вернувшись в физическое тело.

Недавно один мой приятель, католический священник, взял на себя труд выяснить вероятность моего монашества в прошлой жизни. К моему изумлению и его радости, поблизости от Кошоктона и в самом деле нашелся захолустный монастырь. Он предложил мне съездить с ним туда, но у меня не нашлось времени (или смелости). Быть может, как-нибудь потом...

Я мог бы рассказать еще множество подобных случаев, и в малой степени не описав масштабности и глубины Локала II. Несколько раз я попадал на группу, одетую в какую-то униформу, работавшую со сложным техническим оборудованием. Они назвались "Ударной Армией" (так, по крайней мере, интерпретировал сказанное мой разум). Их были сотни, каждый ждал "задания". Своей цели они не раскрыли.

В другой раз я оказался в хорошо организованном городе, где мое присутствие сразу же было истолковано как враждебное. Только благодаря тому, что я, пытаясь ускользнуть, убегал, прятался и наконец поднялся в воздух, мне удалось избежать "пленения". Я так и не знаю, что за угрозу я для них представлял?

Еще более явные проявления агрессивности свидетельствуют, что Локал II — место не только безмятежности и бесконфликтности. В одно из посещений ко мне пристал какой-то одетый в обычную одежду мужчина. Насторожившись, я решил подождать, что он будет делать.

— Ты помнишь Аррозио Ле Франко? — бесцеремонно спросил он.

Все еще настороже, я сказал "нет".

— Подумай и наверняка вспомнишь, — решительно заявил мужчина.

В его поведении была скрыта угроза, и мне стало не по себе. Я ответил, что совершенно точно не помню никого с таким именем.

— А ты вообще кого-нибудь там внизу знаешь? — спросил он.

Не успел я сказать "нет", как вдруг обмяк, а мужчина схватил меня. Он держал меня за одну руку, и я почувствовал, что за другую меня берет еще кто-то. Вдвоем они потащили меня в направлении чего-то похожего на три ярких пятна света. Сопротивляясь, я наконец вырвался и догадался применить сигнал "назад — в физическое тело". Я стал быстро удаляться и скоро оказался в своем физическом теле у себя в офисе. Хочется думать, что меня приняли за кого-то другого.

Вот еще одно посещение, окрашенное во вполне "человеческие" тона. Я оказался не в каком-то определенном месте, а просто в чем-то сером и размышлял, что делать дальше, когда ко мне приблизилась какая-то женщина.

— Я из... церкви и пришла помочь вам, — спокойно сказала она.

Она подошла ближе, и я сразу почувствовал сексуальное вожделение, исходящее от нее, но сдержался, решив, что такого рода помощь... церковь едва ли оказывает. Но я ошибся.

Когда мы закончили, я поблагодарил ее и тут, обернувшись, заметил какого-то мужчину, стоявшего поблизости и наблюдавшего за происходящим.

Громко, с едкой насмешкой он "сказал":

— Значит, теперь ты готов постигать тайны вселенной? Чтобы скрыть свою растерянность, я спросил, кто он такой?

— Альберт Матер! — почти прокричал он. При этом мне показалось, что этим именем он назвал меня.

Надеюсь, ты готов, — в гневе повышая голос, продолжал он, — потому что никто не потрудился сказать мне, когда я туда вернулся.

Остальное я не расслышал — все заглушил рев, похожий на помехи в радиоприемнике. Я удалился подальше от его гневных излияний и благополучно вернулся в физическое тело. Наводя справки по самым солидным историческим источникам, я не обнаружил сведений ни о каком Альберте Матере (долгий "а"). К священнику Коттону Матеру, жившему в XVIII веке, он, похоже, отношения не имеет.

Другие встречи в Локале II, как можно судить по описаниям в этой книге, были дружественнее. В большинстве случаев никакой закономерности, позволяющей догадаться, почему я попадаю в ту или иную ситуацию, не прослеживается. Может быть, в конце концов она прояснится.

Два необычных повторяющихся феномена следует упомянуть при описании этой области. Порой во время путешествия движение, обычно быстрое и плавное, прерывается чем-то вроде мощного ураганного порыва в том пространстве, через которое движешься. Неуправляемая сила, словно лист в бурю, сносит тебя, беспорядочно, вверх тормашками швыряет из стороны в сторону. Двигаться поперек этого потока невозможно, сделать ничего нельзя, остается только отдаться ему. В конце концов тебя сносит к краю течения, и, невредимый, ты выпадаешь из него. Сравнить это явление не с чем, но ощущение такое, что оно, скорее, естественного, нежели искусственного, происхождения.

Второй феномен — это надпись на небе. Я видел ее пять или шесть раз, путешествуя в сопровождении "Помощников". Это неправдоподобный набор примитивных символов, вытянутых дугой прямо через одну из областей Локала II. Каждый проходящий через эту местность должен обойти этот барьер, ибо он прочен, недвижим, неколебим.

Символы, насколько я мог разобрать их при помощи своего "зрения", представляют собой грубые, схематичные изображения мужчины, пожилой женщины, дома и что-то вроде алгебраического уравнения. Только от одного из "Помощников" мне удалось узнать историю этой надписи. Он поведал ее с усмешкой, почти извиняющимся тоном.

Вроде бы в незапамятные времена некая очень богатая (по каким стандартам, непонятно) и могущественная женщина захотела получить ручательство, что ее сын попадет на небо. Церковь вызвалась гарантировать это при условии, что она заплатит церкви огромную сумму денег (так!). Женщина условие выполнила, но сын ее на небо так и не попал. Пылая гневом и жаждой мести, она потратила все свое оставшееся состояние и власть, чтобы поместить на небесах надпись, которая во веки веков напоминала бы каждому, увидевшему се, о непорядочности и мошенничестве данной конкретной церкви.

Дело удалось. Имена женщины, сына и церкви затерялись в глубине веков. А надпись осталась вопреки усилиям многих поколений ученых сбросить ее или уничтожить. Источник причиняемого этой надписью неудобства и некоторого затруднения отнюдь не в поисках какой-то злокозненной секты, а в том, что убрать ее не под силу никому! Поэтому все научные исследования в этой части Локала II по необходимости должны включать эту надпись в предмет обучения. Это очень похоже на то, как если бы кто-то искусственно создал между кобальтом и медью новый элемент. Если вы занимаетесь химией, вы просто не можете игнорировать его, сколь бы "странным" он ни был. Другая аналогия: если бы существовала огромная искусственно созданная луна и науке было бы не под силу убрать ее, всем астрономам волей-неволей пришлось бы признать ее в своих лекциях в качестве общепризнанного факта.

Вот такую историю мне рассказали.

Величайшая трудность заключается в неспособности сознающего разума, приспособленного к условиям физического мира, принять существование бесконечного Локала II. Молодые западные науки о разуме склонны отрицать его существование. Наши религии говорят о нем расплывчато, с искажениями и отвлеченно. Официальная наука выступает против и не может зафиксировать его своими измерительными приборами.

Больше всего препятствует Барьер. Почему он существует, доподлинно неизвестно никому, по крайней мере на Западе. Это тот же самый экран, который, когда мы пробуждаемся от сна, опускается, блокируя наше последнее сновидение, т.е. память о нашем посещении Локала II. Это совсем не значит, что каждый сон есть результат визита в Локал II. Но некоторые из них вполне могут представлять собой трансляцию пережитого там.

Трансляция — символизация пережитого в Локале II — совсем не обязательно является частью Барьера. Это, скорее, попытка сознания интерпретировать факты сверхсознания, лежащие за пределами постижения и воображения. Наблюдения во Втором Теле в Локале I (Здесь-Теперь) доказали, что самые заурядные события или действия сплошь и рядом интерпретируются ошибочно, особенно когда они вырваны из контекста. Локал II, среда для сознания совершенно незнакомая, дает гораздо больший простор для ошибочных истолкований.

Я подозреваю, что многие, большинство или даже все люди время от времени во сне посещают Локал II. Зачем это нужно, я не знаю. Возможно, когда-нибудь наши науки о живом разгадают эту тайну и для человечества начнется новая эра. С ее наступлением возникнет совершенно новая наука, основанная на фактах Локала II и нашем отношении к этому удивительному миру.

Когда-нибудь... Если у человечества хватит терпения дождаться.

!